Музыкальная жизнь Курска
Поиск
Навигация
Меню
Главная
Музыкальная афиша
Новости
Музыка и музыканты
Чтиво
Галерея
Форум
--------------
Радио
--------------
Благодарности
kurskmusic crew
Карта сайта
Случайная фотка

2006.04.16 kurskmusic 5 лет
Наши друзья

Курск Два

Главная arrow Чтиво
Чтиво
Сергей Каширцев (Кэш) Правдивая История про... (Часть 2)
Креатив
21.04.2005

Первоначально эти записи предназначались для одного моего знакомого, пытливого и любознательного, и не о какой публикации, особенно под собственным именем, речь не шла. Однако когда я понял, что в интернете это всё же опубликовано, подумал об объективно невысоком интересе публики к прошлому курской рок-музыки. Но я ошибался. Периодически встречая старых товарищей, с удивлением выслушивал их мнение об этой статье. А значит необходимо начатое довести до конца. Тем более что самое интересное было ещё впереди.

Однажды я и Кретин и ещё несколько кобельков и сучек висли в одной прокуренной комнате. Нам было весело, покуда не закончилось спиртное. Кого-то, наскребя монет, отправили восполнить образовавшуюся пустоту. Когда случается плотное зависание на нейтральной территории, то обыкновенно ждёшь звонка в виде возвращения родителей, либо адской реакции соседей, типа вызова органов. К моменту, когда в дверь позвонили, все как-то позабыли о том, что мы остались не в полном составе, нахлынуло лишь чувство настороженности и даже откровенного страха. "Кто это? Кто это пришёл? Кто это?" - зашептали повсюду тускливые губы. В кромешной тьме раздался бодрый вопль Кретина: " А я знаю, кто это. Я знаю, кто идёт". Как-то даже излишне уверенно и спокойно провозгласил он и сделал мастерскую паузу, заставив тем самым всех с упоительным нетерпением ждать ответа. "К нам идёт кайф!" Он угадал - парни вернулись; с бухлом.

Когда приходит кайф, его не стоит бояться, не стоит от него прятаться и отмахиваться в ужасе, лучше лакать его жадными жабрами и остро ценить каждую секунду отведённую им для вас. В следующий раз он если и явится, то уже по другому поводу.

Для меня одной из разновидностей кайфа стало общение с талантливыми людьми, которых, к счастью, мне удаётся встречать с удивительной периодичностью. Кретина я знаю давно. Ещё со времён Товаров быта мы движемся бок о бок. В нём подкупает страстное желание опробовать жизненные постулаты на собственной шкуре. К примеру достойна особого внимания его уверенность в том, что доказать можно "всё". Припоминаю случай, когда в кромешной темноте он несколько часов подряд доказывал солидному и не очень глупому мужчине, что тот дебил. "Батя, - говорил Кретин - ведь признайся, твой внутренний голос постоянно повторяет "я дебил, я дебил". "На чём основывается твоё заключение?" - задавал резонный вопрос Батя. "Пойми, все люди дебилы. Они не видят в темноте". "Хорошо, - продолжал спорить неуступчивый оппонент, а как же кошки, ведь они видят в темноте?" "Кошки другое дело, хотя и среди них есть дебилы". Кретин несколько лет подряд очень нескромно доказывал общественности, что он гений. Любое застолье начиналось с того, что он поднимал стопку и произносил неизменное: "Предлагаю выпить за мой гений." Он с систематическим постоянством прерывал спокойный ход событий, игнорируя тосты за именинников, женщин, родителей, продолжая гнуть свою линию: "Так ладно, хватит, а теперь давайте выпьем за мой гений". Забавно он общался с дамами, как правило, вешался на скромный объект желания и заводил: "Тебе крупно повезло, ты наверно уже обратила внимание, что имеешь дело с гением". Не скрою, гений любил много выпить. На память приходит забавный случай: побывал Кретин на юбилее у друзей Нейтральных вод, домой мог идти лишь заметно вяло и то не более трёх метров, потом падал. Домой его "провожал" один из виновников торжества Апухтин А., взвалив себе на спину. Ближе к месту его дислокации Кретин завёл беседу, явно не удовлетворённый положением ведомого: "Евг, иди на хуй!" "Кретин, я не Евг," - отозвался Апухтин. Через некоторое время опять: "Евг, иди на хуй!" "Кретин, заебал, я не Евг." "Евг, а кто ты?" - радостно спросил наш герой. "Кретин, я Апухтин". "Апухтин, ты Евг? Евг, иди на хуй!" Кстати, Евг - участник событий, разговор о котором особый.

При всём вышеописанном вокалист Жабий оставался исключительно талантливым и продуктивным человеком. Ему даже тесно становилось в рамках группы, где каждая вещь фильтровалась тщательнейшим образом и далеко не факт, что из десятка его сочинений в дело могли иметь применение хотя бы 2. Как гиперэгоиста его это крайне раздражало, но в коллективе зачастую необходимо мириться с доводами коллег. Зато по части выдумок и приколов Кретину равных не было. Помню, нас пригласил испить вина один знатный меломан. Мы занимались этим пару суток, а хозяин радовал наши подогретые мозги внушительной коллекцией винила, постоянно подчёркивая ценность для него каждого экземпляра. Когда он отвалил спать убитым сном, Кретин расчехлил пару единиц многочисленной коллекции и хорошенько облапав пластинки сальными пальцами спавшего мёртвым сном поблизости жабского гитариста Обезина А., раскидал их по всей комнате, а две самые ценные так и оставил до утра в толстых руках бедолаги. Тот проснулся от сильных ударов по телу рук и ног коллекционера.

Лёня Гордеев. Ещё один талант. Для меня лично он появился словно в сказке. Никто раньше о нём вроде бы ничего не слышал и не говорил. Нашёл же парня Стасик Пиво. После шумного дебюта о его группе на некоторое время перестало быть слышно. Оказывается, Лёня длительное время умолял Стаса принять его на борт. Стас дал Леониду испытательный срок. Надо отдать должное Л. Г.: помимо дара влюблять в свою музыку слушателей, он имел талант влюблять окружающих в себя как в личность. Мама Стаса уже после непродолжительного знакомства встречала Гордеева как сына. И тот словно заноза всё дальше и дальше вонзался Пиво под кожу. Лёню очень любили бабы, они как говно к мухам липли к средних лет дарованию. Они имел и имел их бесконечно, разных возрастов и размеров, народностей и национальностей, а в редких паузах писал свои песни о них. Любимейшая из них стала заведующей одного из центральных магазинов. Никто не знал, как её зовут и как она выглядит. Однажды Лёня уехал, а нам нужно срочно было его найти. Кретин вызвался это сделать, мы долго ржали, узнав, как он завалил в этот маркет и поинтересовался: "Где мне найти женщину Лёни Гордеева?" Я думаю, бабы те не хрена не понимали в его музыке и словах его песен. И не верится, что член его мог удержать такое количество женщин у своих колен. Что-то же тянуло их к нему незримое и чудовищно сильное. Они не были блистательными дамами, скажу больше, они были просто страшными, но он жертвовал нами ради этих "королев миньета", "полуночных блядей" и истощал себя без остатка ради собственного же творчества. Один из эпизодов возвращает нас всё к той же истории о мерзком фестивале в трудовом лагере "Вертикаль". О самом шоу выше уже говорилось. Как непрошеных, неприятных, мягко говоря, гостей нас поселили там в бараке, что располагался на отшибе и был совершенно незащищён от внимания местных аборигенов, разъебучих обоянских гопников-хамов, с половиной извилины в голове, огромными кулаками и острозаточенными заточками. На своих громковыхлопных мотоциклах они подвалили сюда, как только ночью сурово накрыло это место. Я думаю, они хотели нас убить, потому что мы не стали скрывать недовольства своего, связанного с обломленным ими бухаловом. Конфликт назрел на шутку не похожий. Силы противника превосходили нас не только количественно, но и качественно. Потом, желания дать пиздюлей у бандитов было куда больше, чем у нас их не получить. Но пиздюлей нагребать молча враг не стал. Завелась нелёгкая беседа о музыке и бабах. "Ну ты валасатик сыГрай что-нибудь!" - провопил один из ебанутых. Кретин любил на досуге петь Лёнины песни, он и спел было одну из них, но вдруг один жлоб одёрнул его: "ПаГади так эта чё Пиво?" "Ну да," - неохотно пробормотал Кирька. "А ещё знаешь?" Короче, для этих дикарей Лёнины песни были библией. Они послушали всё, что знал Кретин, поинтересовались деталями из жизни кумира и, извинившись, откланялись. Серьёзно!

Очевидные грани между музыкантами, творящими в разнообразных направлениях, стирались, когда речь заходила о группе Жабы. Одиозным стал концерт в курской филармонии, устроенный с нешуточным размахом культовой тяжёлой группой Dissection. Волосатые пригласили нас разогреть пьяную братву, чтобы потом вдоволь порычать под сумасшедшую реакцию. Нас очень смешило представление: "А сейчас Жабы, играют что-то типа Нирваны, но гораздо заводнее". Странное сравнение ещё раз подтверждает тупость металлической братии. Впрочем, эта фраза надолго стала для нас афоризмом, и когда кто-нибудь спрашивал, какую музыку мы играем, отказать себе в удовольствии повторить лепет конферансье-дебила было уже невозможно. Тяжелогромкие парни выкрутили ручки комбов а-ля какая-нибудь Сипуль и не дали "заводным" мальчикам изменить звук к лучшему. При этом собственный саунд показался нам неузнаваемым. Не скрою, в зале процента на 2 была и наша публика, беззаветно слёгшая костьми у сцены. На "Маршалле" не каждый день доводилось поскрести, поэтому нас и такой концерт удовлетворил. А потом началось "классико" в духе самых примитивных образцов какого-то там МЕТАЛЛ. Собакам был брошен кусок, и они его с преданными глазами сожрали. Но подавились, получив по окончании шоу пиздюлей от гопов нескольких районов. Хотя нас это давно уже не касалось, потому что мы вместе с бабищами по какому-то странному обычаю нажрались вусмерть. Потом наши роскошные стриженые шевелюры фотографировал какой-то корреспондент, и ещё смеялся, когда мы поочерёдно вываливались из собственного нестройного ряда.

Здесь немного хотелось бы остановиться на моём отношении к металлической братии вообще. При всей моей снисходительной, грубо говоря, терпимости к пафосной музыке "металл" я всегда скрывал своё восхищение этими парнями. Как-то исторически получилось, что дислоцировались люди с волосами, заметно касающимися жопы, в районе школы № 18. И среди общей массы стриженных, с половиной извилины, бычков и стремящихся быть на них похожими, этот остров оставался для нас словно остров надежды. Попадаешь туда, и от гривоподобных хайров пестреет в глазах. Между тем, мне прожившему львиную долю молодецкой жизни в районе КЗТЗ, где Евгу чуть не вышибли ноздри из ушей за волосы, лишь изредка касавшиеся плеч, и вынесли 2 передних зуба Кретину за подобную смелость, они казались ангелами в аду. С тем местом судьба меня плотно связала, когда моей девушке пришлось выйти за меня замуж. Как вы понимаете, там она и проживала. В одном её подъезде волосу негде было упасть от мясистых жоп, проживающих в нём поклонников тяжёлого дерьма. Среди них были и боксёры и маститые любители подраться, но эти волосы… Когда инди-зараза, не без моей помощи, проникла в те места, наметился определённый союз двух весёлых сил. Его результатом и стал тот забвенный концерт, по сути поставивший точку в этой связи. Но мне ещё долго грели душу слова, услышанные по случаю. Поздним вечером я нетрезвый возвращался домой. В подъезд пришлось протиснуться сквозь жилистые тела волосатиков. Своим появлением, я похоже дерзко прервал их милую беседу. Меня проводили загадочными взглядами. Поднявшись этажом выше, я решил предательски подслушать. Смысл нелепых умозаключений: "Бля, видел, видел, " - как-то даже не рыча, прервалась тишина. "А что? Что?" "Бля, это же чел из Жаб пошёл!" И тут разразился невзрослый обсуд. Многие тёплым словом помянули наше перед ними кривлянье. Некоторые спорили, но недолго. В общем, сами знаете, как тяжело заслужить доверие у упёртых тяжелослушателей. Мы однозначно заслужили. Ну и хер с ним.

Осенью 1993 первое поколение молодых и способных телевизионщиков во главе с похожим на крючок и в тоже время на рыбу Альбертом Дегтярёвым из курской телекомпании "Такт" замышляет цикл передач о местном рок-движении. Рабочее название - "Музыка не для всех". Само собой это - неплохая наживка для избалованных курской прессой музыкантов. Для первой программы выбраны исключительно кролики и удавы: Жабы, Мёртвые виноградники, Пластилиновый гвоздь и The Грабли. Чуть поодаль крутятся начинающий Струков, Нейтральные воды, Дверь в стене, Пиранья и бесхитростный автор и исполнитель чужих песен Лёша, имя которого, к сожалению, до сих пор забыть не могу. О нём, к слову, говорить вообще не имеет смысла, потому что возможность сыграть ему предоставилась, когда все (телевизионщики, музыканты, зрители) покинули зал, а если открыть небольшой секрет, то не подключенные к усилителям электроинструменты звучат подчас очень тихо.

Но не волнуйтесь, Зе Грабли уже в союзе с Зе Жабы. Мрачность для них уступила место новой идее, которая впрочем не так уж и нова. Кретин, увлёкшись национал патриотизмом, горланит за каждым закоулком "Tomorrow belongs to me", а Немец прикипает всей душой к немецкому фольклору, точнее фольклору русскому, но на немецком языке.

Смысл всей программы сводился к тому, чтобы помимо непосредственно лучших треков каждой группы показать телезрителю кухню (репетиции, быт музыкантов). На кадры, где участники коллективов с умными ёблами крутят какие-то ручки, настраивают гитары, о чём-то напряжённо спорят, наслаиваются фрагменты интервью с ними. А в перерывах между этим ведущая с невыразительным лицом, якобы в андеграудной обстановке грузит зрителя, чьё тупое лицо не трудно себе представить, терминами из обихода какого-нибудь Бориса или ещё хлеще Гребенщикова. Но крючкообразный волосатик Дегтярёв, надо отдать ему должное, пыхтя жабрами, создал таки неповторимую картинку, в условиях, когда сам, в принципе, далёк от инди бля как я от кинокамеры. Работа его впечатлила меня, но из телекомпании его вскоре выгнали вместе с ворохом планов по продолжению не для всех весёлого сериала. А жаль! Жалко пацанов, которые были бесспорно достойны того, чтобы их дружелюбные предки увидели родные ёбла на экране своих телеящиков, извергающих всякую блевотню, в большинстве своём устами Филиппа Агутина и Анжелики Пугачёвой. А так, наверняка, до сих пор думают, что их Павлики, Андрюши и Биллы прожигали свою молодость в наркотиках, водке, ну или с сифилисожопыми бабами на крайняк.

О подоплёке хватит. Чтобы что-то снять, нужно ещё что-то организовать. Что-то и организовывали и причём дважды. Струков, вполне может быть, будущий герой наших будущих страниц организовывал первое шоу у себя в центре детского творчества в Северо-западном районе. Проскочить туда незамеченными жлобами для музыкантов было ещё под силу, а вот из публики подтянулись далеко не все. Но шоу состоялось, и спасибо Струку, раскатистое и ядрёное. Я лично прослезился от Блей, точнее от Гра. Немец - фигура неоднозначная и загадочная. С высоты времени конечно хотелось бы ёбнуть его по голове за абсолютное неумение петь или пить. Запорол такую группу своим тошнотворным голосом! Алёшь, ну ёб твою мать. Я ведь не лез петь в Жабах, а пою лучше тебя. А твой голос я редко мог отличить от трубы, на которой ты мерзко, но более талантливо извлекал звук, чем из собственной гортани. Зато как ты умел вдохнуть силы в свою банду. В качестве лидера, который с палкой по точке ходил и хуярил своих музыкантов по рукам, направляя в единственно верную сторону, ты, парень, был незаменим. Конечно без тебя и Граблей бы не было. А группа эта радовала многих. Вот твой друг Максим Коноваленко разобрался своевременно, что пение свалит его вместе с толстыми ластами в творческий гроб. И в качестве публициста он расцвёл. А бывало один обеими ногами отплясывал под вашу музыку, а обеими руками писал восторженные статьи о вас. Так что выходит, умнее тебя толстяк? А как твой талант распознать? Вроде и сам создал ты великую группу, с другой стороны - сам и закопал её мимонотством. Но фанатское ухо не слышало корявых хрипов Немца, а бодрее той музыки, я думаю, во всём мире было не сыскать. Впервые Грабли пришли к финишу первыми. Озорным мотивам их песен может и не хватало стройности и отрепетированности, но в искренности им не откажешь. Энергией пёрло отовсюду. Я потом просматривал это видео и чувствовал, как в каждом кадре пёрло операторов. Когда Грабли, по нашему примеру, отправили демо с этими вещами по московским клубам, видеть их у себя загорелся желанием самый крутой "Бункер". А Жабы туда, кстати, не пригласили. Но распиздяйское отношение к творчеству в связи с этой группой царило во всём. Даже супернепоколебимый "Бункер" накануне их визита закрылся безвозвратно.

Мы сами играли первыми. В тот момент нас больше интересовало качество звучания, а в Курске его более-менее добиться можно было только, если ты выступал первым. Далее аппарат на глазах чудовищно быстро терял стройность, и выступление последней группы, несмотря на царящий вокруг ажиотаж, полностью теряло музыкальность. Но нашу программу многие уже видели. И даже акт уничтожения Кретином американского флага под звуки Yankee, go home! И демарша в виде мальчика из Гитлер югент сторожил не выбили из колеи. На телевизионщиков шоу произвело впечатление, а к этому собственно Кретин и стремился.

Мёртвые виноградники в ту пору уже преодолели этап, связанный с музыкой и представили в тот день целую постановку. По сцене перемещались фигуры в чёрном, в дыму и пронизывающих его лучах прожекторов. К постановке были привлечены одиозные в тусовке фигуры, замеченные ранее в склонности к всевозможным эстетским штучкам. К примеру, Агибалов, в котором всё вызывало желание признать его по меньшей мере странным. Для телевидения полное отсутствие статики - лакомый кусок, которым и эта бригада воспользовалась сполна. Зритель, не желая признать собственную оторванность от понимания происходящего на уровне интеллекта выше среднего, предпочёл отреагировать в исключительно лестном тоне. Я категорически отказался признать в этом действе даже намёка на нечто неординарное, представил для себя постановку бредом и наверное зря. Тоже самое ребята продемонстрировали чуть позже на праздновании дня студента в Драматическом театре на глазах у тысяч охуевших людей и стали кумирами. Я, к сожалению, увидеть этого не смог, т.к. какие-то ублюдки в страшной давке затолкали мою жену у входа, и она, ударившись о дверь, получила серьёзную травму брови, и я повёл весь вечер в травм пункте. Но это были золотые времена для курской рок-музыки.

По горячим следам мы в союзе с Дверь в стене, Нейтральными водами, Пираньей, Пиком экзальтации, КСС организовали в доме Знаний умопомрачительное действо. Приехала и бригада из "Такта" добить материал. Народу собралось очень много, хотя концерт впервые не был бесплатным. Жабы опять стали флагманом для окрепших и ставших на ноги звукоизвлекальщиков. И на общем фоне успешного продвижения к славе Мёртвых виноградников данный концерт показал, что и прочую музыку публика готова пожирать хрипя и чавкая. Новые курские группы продемонстрировали, что за основу творчества общей массой берётся тяжёлый саунд, положенный на танцевальные ритмы. Ох уж эти "сбивки"! Термин барабанщика Жаб стал всё чаще звучать из уст музыкантов. Это ритм такой танцевальный. Ярчайшими его потребителями стали Жабы, Нейтральные воды, Colgate. Собственно каждая группа отдала ему должное в своих песнях. Тот концерт явился высочайшим выражением идиллии в рядах музыкантов, по крайне мере тех, что были с нами заодно. Бикфордов шнур от бомбы, что чуть позже охнула в мертвецкоё был зажжён здесь. Яркими выступлениями запомнились The Грабли, Нейтральные воды и Дверь в стене.

Немного о группе Нейтральные воды. С ребятами мы познакомились на локтионовском фестивале. Сочиняли они тогда унылые песенки типа говёненького Воскресенья, вызывая поддельный восторг у только что обзаведшихся волосяным покровом в районе интимных мест мокрощелок своего возраста и моложе. Абсолютно очевидно, что Жабы ошарашили статное трио свежестью идей и аналогичным Нейтральным водам результатом, достигнутым только как бы с другой стороны. По истечение месяца мы уже дружно аплодировали трём неказистым Андреям, самозабвенно исполняющим 100% -е инди на немецком под "сбивки" и нарочито неприфуженные гитары. ("шквары" как мы их тогда называли). Но Воды с разбега наступили на ласково подставленные им Жабами вилы. Тусовка каждый раз сравнивала группу с первоисточником, и сравнение систематически было не в её пользу. Мало того, что поговаривали, что коллектив ориентируется на флагмана, многие просто утверждали, что Нейтральные воды копирует Жаб от и до. Терпения Апухтина хватило не на долго. Собственно этот концерт и стал для группы последним в качестве независимой. Парни насочиняли массу новых вещей и извергли из себя эту программу. Как кал после долгого запора прошлось по головам "адью, адью". А хули толку - как об стенку фасоль. Пацаны сдались и заиграли опять зловонный попс. Что касается лично меня, то моё отношение к этой банде как обычно двойственное. Люди, касающиеся руками струн и палок в группе Нейтральные воды, были нам лучшими друзьями. Мы навязчиво обменивались лексиконами и общались после этого исключительно без проблем. Проводили вместе много времени, и не удивительно, что занимались в общем-то одним делом. Ничего странного я в этом не вижу. Однако, если The Грабли или Дверь в стене пропустили кусок жабьего пирога через свою мясорубку и всегда оставались тем, кем были, то Апухтин не брезговал откровенным подражательством, не затрудняя себя развить тему или добавит в неё что-то от своё. И поскольку копировались некоторые куски детально, можно заключить, что своего-то и не было. А так Нейтральные воды вошли в историю как крепкая независимая группа, не яркая, но весёлая и достойная.

Дверь в стене пережили глобальную эволюцию. Первое упоминание о группе в этой статье восходит ещё к далёким временам рок-фестиваля, организованного рок-клубом. От прочей безысходности их отличал едва уловимый огонёк в глазах их бессменного лидера Павлика Малихова. Его очень маленькие, с огромными зрачками очи излучали небольшую энергию, за которой мысли были не в силах угнаться. Пять лет потребовалось с орлиным взором человеку и его друзьям, чтобы наконец проблеваться достойной музыкой. Конечно, никто не сумел бы так сыграть как они даже ноту. Но мне часто встречались всевозможные музыканты, у которых руки намного опережали голову. Дверь в стене несколько лет потратили на то, чтобы разобраться, нужно ли им просто уметь музицировать лучше других. Мыслить ребята стали позже, чувствовать ещё позже, и вот тогда их музыка стала неотразимой. А Паша с этого момента ваял "Аристон" до последнего дня.

Мы сами в это время на подъёме. После того как выдали "на гора" пяток песен, увлечённые концертированием, немного приостановили творческий процесс. Уж слишком много эмоций и идей выплеснули в дебюте. При этом топтание на месте в отношении создания музыки, мы с лихвой компенсировали не бывалым для этих мест упором на шлифовку уже созданного. Любого из Жаб можно было разбудить среди ночи, и он бы безошибочно исполнил свою партию. Материал удалось записать с невиданной по тем временам крутостью. Отдав не малые для той поры деньги мы зафиксировали 5 лучших песен на плёнке. Вот вам и мини-альбом, как тогда называли такое - "Демо". Для пущей крутости под шапкой "Ам-гам Ял-яло" (родившейся в результате прочтения названия нашего любимого порножурнала "Магма оля-ля") выпустили сиё на кассетах для давно уже затасковавшейся по возможности слушать нас, когда захочется публики. Однако долгое время сами мы отказывались признавать этот миньон официальным, поскольку верили, что нам под силу сорокапятиминутка. Целью же записи для группы была возможность продемонстрировать содеянное в Москве. Так и получилось. Экспедиция в составе меня и Кретина за пару суток раскидала многочисленные демки по большей части московских клубов. Нас пригласили "45" и "Хоше Мин" (он же "Джерри Рабин") - места с явной панк-ориентацией. Света Ельчанинова - лидер всего панк-движения в столице, вообще очень высоко оценила наши творения. Без ведома Жаб одну из вещей группы закрутили по модной в первопрестольной радиостанции "Maximum". Отправиться с концертом в столицу было событием для курской тусовки. Помимо состава участников группы желание побывать в продвинутых местах изъявили несколько десятков человек из числа нашего окружения. Тогда за визиты неизвестных молодых групп никто не считал должным заплатить ни копейки, поэтому сами изыскивали финансы и двигали за 500 км от дома, чтобы развлекать пресыщенных московских панков. Хотя поначалу подобные нашествия доставляли нам немало удовольствия. Эти приключения в поездах и затем Москва сквозь пьяный туман, и так пока не выйдешь на сцену. Между тем, мы проделали путь от забитых жителей глухой периферии до завсегдатаев известных на всю страну площадок в кратчайшие сроки. Помню как ребята пытались настроиться за несколько часов до выступления, и в зал ввалились "красавчики", о которых до этого мы слышали лишь отдалённо. Серьги, ирокезы и всё прочее, что не могло не осчастливить глаза , привыкшего к безрадостно серым тонам бритого однообразия родных мест. "Гля, Толстуна не видели?" - извлёк один из них. Пожать ему руку торопились все. Но так получилось, что в тот момент, когда это должен был сделать я , внимание "инопланетянина" было отвлечено чем-то потусторонним, а я на глазах всего жабьего сообщества на пару минут застыл в дурацкой позе заискивающего перед авторитетом дилетанта. Пришлось, продолжив движение рукой, почесать затылок.

Но уверенность пришла быстро, после первых извлечённых на сцене звуков. Народ всосал всё это, не заметив как всё началось и когда закончилось. Для кого как, а для нас это был успех. Несколько местных групп, сыгравших с нами в тот вечер, были незамедлительно и, к слову сказать, заслуженно забыты. Ухо Москвы похоже не слышало такого ранее. Говорили даже так: "Ребята, вам надо выступать в более крутых местах, чем эта забегаловка", видимо имея в виду нашу убедительную сыгранность и гладкость звучания. Любой комплимент, конечно, воспринимался тогда нами в гипертрофированной оптимистической форме. Объективности в оценке собственной группы тогда мы были лишены напрочь. Но, видимо, так и должно быть, поскольку это придавало группе небывалые силы.

Но с успехами государственного масштаба к нам пришло странное удовлетворение собой, повлекшее творческий кризис. Группа не могла сдвинуться с места и при этом имела наглость восторгаться собой. Но мы не перестали работать. Только требования к себе возрастали изо дня в день. Наш барабанщик Вадим Макаров поставил перед Жабами планку, и мы силились, а взять её не могли. Кретин, я и даже Обезин приносили много нового материала, а Макар с адской разборчивостью хоронил в зародыше наши потуги, уверяя, что эта вещь похожа на ту группу, а другая на ту. Со временем, в результате этого пресса я и особенно Кретин, вообще никогда не заботившийся об вычурной оригинальности, потеряли интерес к сочинительству. В ту пору нам удивительным образом удавалось много выступать. Мало того, что группа без устали бомбила программы на организуемых собственными силами шоу, так ещё и сыпались предложения просто-таки отовсюду. Интересным на мой взгляд был оглушительный визит Жаб на смотр-конкурс областной самодеятельности. Организатором его стал областной комитет культуры и, не долго думая, там решили, что хватит мальчикам за чужой счёт репетировать, пора мол и товар лицом представить. В лучших традициях гастролёров из какой-нибудь областной филармонии мы прибыли на этот праздник маразма на специально выделенном "дорогим гостям" автобусе на сто мест. Такой встрече, как случилась там, более ни одной группе на земле не приходилось видеть. Я думаю, именно так, как чувствовали тогда себя мы и чувствуют себя звёзды шоу-бизнесса.

Видимо в нас ещё долго будут срабатывать инстинкты "тимуровской команды", за 70 лет укоренившиеся, похоже, не только в привычках и поступках, но и в генах, а может быть в крови. Первый раз довелось спустить в мертвецкую, когда она ещё была складом мебели, отработанной не одним поколением сотрудников комитета по Культуре областного масштаба. Признаться ничего лучше не подходило для создания здесь Мекки альтернативных сил, собранных неподалёку от Жаб. Близилось время зимних каникул, а потому "бросить палочки на барабан" сроком на месяц вовсе не представлялось невозможным. Подобралась дружная весёлая компания таких же как мы лоботрясов, и вооружившись молотками да рубанками, принялась превращать забытую богом мертвецкую в клуб образцового беспорядка и грязи. Хаотично заваленная бархатными креслами и прочим материалом, который вполне, ценой некоторых усилий, мог превратиться в место сборища сотни бездельников; площадь ждала своего часа. Может быть, как раз процесс превращения этой золушки в принцессу и был самым ярким моментом в истории "Аристона", впрочем, оставшимся за кадром для многих его поклонников. Мы собирались в 9 утра на том месте и прощались друг с другом, когда на дворе было абсолютно темно. Результат превзошёл ожидания самых смелых оптимистов. Работа настолько сплотила нас, что вокруг небольшой компании людей стала образовываться необъяснимая словами аура. Теперь уже неважно было, где находится клуб, что в нём происходит и зачем это нужно. Несколько лет сотни молодых и не очень людей невидимым магнитом тянуло попасть в эту секту, хотя бы прикоснуться к ней. А мы сами построили себе этот дом, лучше которого не было и не будет во веки веков. Аминь!

За толстенными стенами этого подвала не было ничего, что могло бы впечатлить своей роскошью или изысканностью. Мы не потратили ни копейки. Кажется, в тот момент, когда в сцену "Аристона" был вбит последний гвоздь, мы вполне могли больше не браться за гитары, а, к примеру, стать ведущими программы " Умелые ручки". Сердцем можно не только сочинить музыку, но и строить дворцы. Всё, что происходило потом, лишь придавало оттенков этому "парню", слепленному из того, что было. "Аристон" пилили и рубили, клеили и вкручивали в подвале, а на самом деле ваяли "Аристон" в душе. Клуб, как офицер советской армии, регулярно менял прописку, но чувства, что ему от этого становится хуже не было никогда. Если бы солидная московская клубная жизнь, со своей организованностью и укладом, оттрахала курскую любовь к концертированию, где придётся, с присущей только ей оригинальностью, на свет неизменно бы появился "Аристон".

На открытии играли Дверь в стене. И как играли! Может быть так они уже никогда не сыграют. Три атома похоже целиком осознавали, частью какого ядра они являются. И так, как их слушали в тот день, больше вряд ли когда будут слушать. "Пьём до дна, курим до фильтра", "Водка в рот - пацанам кайф", - декламирует лозунги нового клуба Евгений Маранцман. Коктейль "жабский" Евг уже продаёт по рублю в баре "Привет, аристушки!" Публика с жадностью поглощает любимый напиток нашей группы, где в одном стакане много водки и чуть-чуть газированной воды. Эффект метрополитена срабатывает на все 100. В жале очень жарко, стены и люди мокрые. Группу публика проглатывает ещё в трезвом уме, зато потом становится страшно за скромность собственного детища. Сиськи, жопы и хуи - привычный атрибут каждого шоу. Удивляет это только тех, кто оказался здесь в первый раз, но удивляет недолго, поскольку каждый рискует оказаться к концу шоу в подобном виде. Макар крутит часа три свои и наши любимые вещи, а называется всё это банально - дискотека. Хотя какая это дискотека - шабаш.

"Аристон" работал по воскресеньям. Мы всецело увлеклись клубной деятельностью. Думали об этом 24 часа в сутки, и собственное музицирование как-то незаметно отошло на второй план. Лично я за эти 10 лет ни один раз подобным образом становился полон противоречий. Особенно если собственное творчество заходило в тупик, я неизменно переключался на общественную деятельность. От этого выигрывали только наши "конкуренты". В такие периоды многим коллективам удавалось помногу концертировать, а выступления самих Жаб в клубе можно пересчитать по пальцам одной руки. Но поверьте, что за "Аристон" в таком виде, в каком он предстал в своём младенчестве, можно было отдать всё. Но также быстро как пошло в гору, дело покатилось под откос. Я сам человек экстремальный и к сожалению не часто умею не перейти грань дозволенного, а если из сотни молодых людей, посещающих заведение, таковыми является половина, то удержаться в узких рамках предписаний властьдержащих для подобных сборищ становится невозможным. Можно было искусать себе все губы в кровь, но эта дилемма никогда не была бы решена. Так что трагедии применительно к понятию "Аристон" было немногим меньше, чем комедии. События плавно перекатились в пору вины, когда в мертвецкой находиться безвылазно даже полчаса стало невозможным. Пьяная неконтролируемая тусовка естественно растекалась в районе окрестностей. Беспредел, творившийся внутри, в глаза конечно не бросался, и последствия его устранялись со знанием дела за несколько часов, а всё, что происходило на улице, от раза к разу, вызывало всё больше неистовства проживающих в том квадрате аборигенов. Они и стали причиной, побудившей руководство областного отдела культуры со всей строгостью взяться за опеку наших действий, и нетрудно догадаться, что в их планы совершенно не входило подобное протекание аристоновских мероприятий. Из отеческой привязанности чувства влиятельных фигур медленно перетекли от лёгкого раздражения до полной ненависти. Клуб всегда был обречён, пока подобная атмосфера здесь не стала приносить приличные барыши, которыми можно было заткнуть и рот, и жопу любому руководству. Может быть, невозможность существования "Аристона" заставила в который раз начинать всё с начала. С тех пор как для клуба наступает беззаботная жизнь, он на глазах засыхает, но об этом потом. В те дни о каких-либо заработках можно было только мечтать. За вход какие-то деньги брались, но исключительно для того, чтобы Евг мог закупить несколько ящиков водки для следующего шоу и реализовать коктейль "Жабский" по символической цене. Неформалы (так в 94 называли альтернативную молодёжь) впервые попали в место, где их никто не дёргал, и они могли заниматься, чем хотели. К примеру, все знали, что Коноваленко Макс всю жизнь мечтал публично исполнить свой неумелый танец голого жирного дебила. Такую возможность "Аристон" предоставил ему на первом же шоу. Максим некрасиво двигал своё неповоротливое тело, трусил членом, дрочил и пытался кончить на обнажённую грудь Мэри, когда та от нахлынувших чувств очутилась в глубоком ауте. Бесиво творилось грандиозное. С момента начала функционирования "Аристона" в курской музыкальной и околомузыкальной тусовке произошла полнейшая переоценка ценностей. Заниматься инди в отрыве от клуба стало абсолютной утопией. Мало того, что считались великими коллективы, хоть раз стоявшие на клубной сцене, даже простые смертные, побывавшие на очередном спектакле, заметно повышали свой рейтинг в глазах друзей и врагов. Легенды слагались сразу по горячим следам, принося ничем незаменимую славу нашему детищу.

Во многом лично у меня "Аристон" ассоциируется с весёлым малым Гусей Евгендряном или Евгом, если угодно, правда, его курского периода. Явился он к нам из какой-то задницы, чтобы поднабраться высоких знаний в Педе, но на своё несчастье встретил меня. В ту же секунду его "отлично" непостижимым образом превращаются в "хорошо", а потом и в "удовлетворительно". Евгеша влюбляет в своё некрасивое лицо всю подлестничную пединститутскую братву. Всегда весёлый, остроумный, с изрядной порцией откровенного подхалимажа, некоторых персон он даже невольно заставляет подражать своей мимике и жестам. Не скажу, что на дешёвый фарс не купился и я. Будет также неправдой произнести, что меня он не очаровал. Это был рубаха-парень, каких я обожаю. Душа компании, с которым бывало особенно весело в шумной тусовке. В Жабы он втёрся, будучи абсолютно бездарным музыкантом, но проиграл в группе на клавишах несколько лет. Мы с Кретином ни раз задумывались над тем, в чём же секрет успеха Евгендрянца у людей. И однажды поставили такой эксперимент: подошли к тонкому знатоку инди и предложили оценить якобы новую песню, сочинённую на днях Кретином для Жаб. При этом нашему восторженному красноречию и восклицаниям по поводу нового сочинения просто не было предела. Музицирование заключалось в том, что Кретин беспорядочно лупил по клавишам фортепиано и истошно вопил голосом человека, у которого случился запор. Как только он закончил, мы сразу же поинтересовались у Евга, как ему пришлась новая работа. Он в ответ рассыпался в комплементах, абсолютно серьёзно провозглашая Кретина гением, ну, в общем, всё как обычно.

"Раб комфорта", как он сам себя сейчас называет, шнырял по домам в поисках пропитания и ночлега. Некоторые ему не отказывали. Несколько дней жил в мертвецкой. Но Евг не был бы Евгом, если бы помимо говёной начинки не обладал бы светлой головой. Его творчество большей частью заключалось в поисках в области развития слова. С его лёгкого языка "Аристон" и стал "Аристоном". Макар как-то вернулся из очередного проводницкого рандеву по просторам страны и, слегка поднабравшись армянской лексики, пытался козырять черноносым слэнгом перед своими друзьями. Что-то типа "Ара" звучало. Затем на грязноармянском он попытался подозвать к себе Евга. "Аристек, Аристеп", но не думал парень, что его перевод этого слова в русском прочтении звучавший как "друг", на самом деле означал "иди сюда". Гуся развил тему и предложил называть всех друзей "аристи", и, исходя из этой непритязательной логики место, где аристи собирались - как коровник для коров - получило название "Аристон". Прославился также Женя тем, что практически на каждую букву русского алфавита сочинил матерное слово, широко применяемое в последующем посетителями клуба. "Сперможуй", "мочедав", "коблеёба", "блязурапизда", "мудовафлерун" - вот самые известные маты, автором которых выступил наш герой. В то же время свет увидел его 2 малоизвестные поэмы "Юбилей похорон коня" (по мотивам произведения Александра Лаэртского "Дети хоронят коня" с изрядной долей курского колорита), а также незаконченный роман в стихах "Продолжение истории о трёх мушкетёрах". С толстой руки хозяина печатного издания "Бодун-пресс" дебютное произведение Гуська покрылось толстым слоем пыли в столе у одного из соратников Жиры Дениса Бодуна, и как я ни склонял Коновала опубликовать стихи, тот до самой кончины журнала на это не сподобился. Подобная участь ждала и "мушкетёров". Зато Гусак стал автором получившей широкий резонанс театральной пьесы "Житие Кирилла и Мифодия", обработав героический эпос об авторах кириллицы в его панк-вариант. Триумфальной также стала часовая программа на радиостанции "Ассонанс" (безумно в те времена популярной) с участием нашего героя, представившегося Евгением Маранцманом, основателем поэтического кружка "Мёртвый пегас", соратником которого был, кстати, и Марк Кляшторный. Однако закончил Женя Хрустальный банально, съебавшись по окончании пединститута в Питер и став там "рабом комфорта".

Годик минул как не стало конёчка
Нашего друга с копытом стальным.
Ржач его лихий везде раздавался
Конь огнерыжий по лесу метался
И доскакался конёк бесседельный
С юга пришли пацаны, да с ножами
Да и порезали сивую бурку.
Дети гуляли поблизости рядом
И увидав лишь останки мясные
Взяли да и схоронили конька...

(из поэмы "Юбилей похорон коня")

"Аристон" к началу летнего сезона уже впадает в стадию вялотекущего умирания и по прошествии трёх жарких месяцев приказывает долго жить. Жабы ещё остаются на точке, но уже без Макара в состоянии полнейшего оцепенения. В это время существует обратная сторона монеты. Градоначальники усиленно берутся за проведение всяческих дней Города, молодёжи, независимости. Я называю подобное "бычий кайф". С утра по городу ходят кучи жеребцов и кобыл в поисках удовольствий. С каждым часом столпотворение увеличивается. Бросается в глаза всё более нетрезвый вид собравшихся. На проведение подобного гульбища конечно необходимы солидные средства. Но порой мудрым организаторам удаётся сэкономить. Хороший вариант со страждущими широкой аудитории местными рокерами. Без лишних уговоров те всегда дают согласие. Сейчас площадь у Драматического театра имени Пушкина - любимое место тусовок считающих себя оригиналами молодых школьников, и наверно уже мало кто вспомнит, что начиналось всё с того, что именно здесь в рамках проведения нелепых торжеств дозволялось полязгать струнами некоторому количеству курских рок-групп. Конечно мы не сразу поняли, что бессмысленное поясничиние перед жлобского вида народцем с вставленной в правую руку бутылкой пива, а в зубы - длинной сигаретой, со звуком, безвозвратно исчезающим в бесконечном просторе курского неба, скользнув в белые стены стадиона "Трудовые резервы", как занятие продажей собственного тела делает саму идею независимой музыки смешной и бесполезной. Но у Драма между колоннами как партизаны между деревьями несколько лет тёрлись музыканты любимых и мною групп Нейтральные воды, The Грабли, Дверь в стене, Colgate.

В Жабах между тем происходит эпохальное событие. Перед самым отлучением из состава Макар приводит в группу тётю с очень лестными рекомендациями по поводу её вокальных способностей. Мы не сразу пошли на этот шаг, раскидывая умишком, приживётся ли особь женского пола в суперпацанском коллективе. Но время показало, что возможно всё. Началось всё с того, что мне удалась одна из лучших за всю историю композиторского опыта песен "Queen", которую Татьяна Седель лихо исполнила, став полноправной "жабой". В тоже время Кретин оформил окончательно поиски в области неофашизма в переложении тезиса "Завтра принадлежит мне" на музыкальный материал. Тогда же Макар снами покончил, а для следующего концерта на театральной площади мы взяли его ученика, барабанщика Нейтральных вод Андрея Козюлькина. Сразу выяснилось, что парень за нами не поспевает, но менять что-то накануне концерта было утопией, и мы отыграли в этом виде. Отношения с администрацией Дома народного творчества окончательно зашли в тупик, тем паче, что церковь всерьёз вознамерилась отобрать обратно экспрапреированную коммунистами собственность. На наше счастье в детской школе искусств №1 работал некий Александр Москаленко. Человек не без отсутствия вкуса, он обладал некоторым набором аппаратуры, стать пользователями которой вознамерились мы. Москаль послушал Жаб с высоты своего консерваторского образования, маленько притащился и решил, Жабам в этом месте быть. И едва ли бы мы убедили его, не посоветуй Кретину Билл (лидер тимской Пираньи) попробовать поработать с известным лишь ему барабанщиком-любителем Сергеем Чупахиным. Эксперимент удался на славу и не отличающийся особой изобретательностью парень чётко и слаженно выполнял всё, что нужно было Жабам в ту пору. Мы плотно осели на завидной точке. К услугам весёлой компании было всё: удобное время репетиций, солидная аппаратура, опытный наставник-попечитель, благосклонность администрации. Страстно взялись за дело, сочинили несколько новых и переработали парочку старых вещей. В данной ситуации коллектив оторвало от айсберга происходящих в среде независимой музыки событий. Музыка тоже заметно изменилась. Начатые ещё в пору "E.I Love You" эксперименты с разгульными гитарами, поначалу уходящими за предел смыслового потока, а затем порой в него возвращающимися, не оставляя слушателю времени на передышку в купе со ставшим визитной карточкой группы танцевальным ритмом и качающим, подобно артерии кровь, басом были брошены на кости суперфирменного KORGa с неуклюжими пальцами Евга. Смысл добиться совершенного звучания ансамбля стремительно отодвинул праздное безделье. Всё получилось: Москаленко работу качественно записал, а из Москвы продолжали идти приглашения нам явиться с концертами. К весне всё уже было подготовлено, чтобы коллектив проследовал по привычному маршруту в столицу. Но эта была уже не та Москва, встретившая Жаб в прошлый раз с распростертыми объятиями. Время техно уже превратило живую музыку в изгоя. В зале собралось с горем пополам 4-5 десятков зевак, да и те слабо представили, что же на сцене происходит. Помню, как мы, упираясь, пыхтели на сцене, а один из зрителей преспокойно слушал свой плеер. Пришло время объединяться бьющим по струнам. С точки зрения перспективы для Жаб поездка оказалась бесполезным променадом, но для молодёжного клуба "Аристон" обернулась новым витком в развитии. Светлана Ельчанинова из двух десятков демо-кассет с записями независимых коллективов из Испании, Швейцарии, Португалии, Германии, Франции, Грузии предложила выбрать наиболее подходящий для приезда в Курск. Швейцарская группа Les Halmes приглянулась нам наиболее прочих. А российский панк №1 Жабер правда отснял и смонтировал о нас фильм, который крутили, а может быть и до сих пор крутят по московским кабельным сетям.

(Продолжение будет...)

{mos_sb_discuss:10}

 
Сергей Каширцев (Кэш) Правдивая История про... (Часть 1)
Креатив
21.04.2005

"Это самый главный человек нашего города, чьи заслуги уже были по достоинству оценены современниками - его именем названы остановки и улицы. Сергей Каширцев - парень, подаривший Курску музандеграунд - вспоминает процесс зачатия, расцвета и затухания в эксклюзивной статье."

"Новым опытом редакции будет попытка восстановления в хронологической последовательности событий, связанных с развитием независимого движения в нашем городе. Сразу возьмем на себя смелость утверждать, что информация, изложенная ниже является наиболее объективной и в то же время уникальной в своем роде. При этом нельзя забывать, отдавая должное и труду Савостикова, впервые создавшего так называемую "энциклопедию курского рока", и Светлане Мезенцевой, повторившей его подвиг и новым работам на эту тему, что публикация подобной информации для широких кругов общественности будет произведена впервые.
1989 год. Именно эта дата стала годом рожденияпервого в Курске коллектива, заявившего во всеуслышанье - "Мы независимые". Название это уже мало кому что скажет, однико при всей потенциальности творений "Товаров быта" созидательную роль их для "движения" трудно переоценить. но утверждать, что "явление" молодого квартета было единственным даже по тем временам глубоко ошибочно. К 1989 году по всему Советскому Союзу лет восемь бушевала рок-революция и даже в Курске заскрежетали ее первые раскаты. Стремясь достигнуть дешевой популярности и стар и млад взялись за гитары. В здании бывшего дома музыки расположился обязательный для каждого города рок-клуб. В отличие от других мест здесь заправляли отборные дегенераты. Они придумывали всеразличнейшие фестивали и поэтапно разрушали от раза к разу все надежды обывателяна рождение между Орлом и Белгородом чего-то самобытного.
"Мне тогда было 16 лет, - говорит Марк Кляшторный, - Я уже не раз обращал внимание на отвратительные афиши с призывами явиться на рок-фестиваль, и с перчислением групп: "Акция", "Инквизитор", "Нет проблем", "Дверь в стене". Обнадеживало лишь "П.Ц.", тем более, что многие резонно предполагали, что это панки, сократившие "Пиздец" до двух букв. Я решил посмотреть, что же в самом деле представляют эти все образы. К счастью таких дебилов как я нашлось не много и зал областной филармонии был наполнен лишь на один процнт. Но музыкантов похоже это совсем не смущало. Свое отвратительное кривлянье они продолжали на протяжении трех или даже четырех часов. Наконец, я дождался "П.Ц" и блевал как сумасшедший. Последствия двух выпитых бутылок портвейна сказались уже на "Дверь в стене". У меня потекла предрвотная слюна мутно-желтого цвета как свежий яблочный сок, знаете, такая бывает, когда ты уже хорошенько проблевался и изверг из себя все, а желание не подвластное тебе продолжает терзать твои внутренности. Одним словом все что можно сказать о творчестве этого сраного рок-клуба, я выблевал в тот вечер на пол.
Действительно, разница между группами рок-клуба и интересной музыкой была чудовищной. Я не думаю, что у "Товаров быта" было больше аргументов в пользу хорошего вкуса. Но именно, а этот момент они затевают создание альтернативной вышеописываемому заведению организации, бросают клич о поиске людей настоящего андеграунда. Люди находятся потрясающе скоро. В числе их "The грабли", "Б.М.П.", "Пиво", "Пластилиновый гвоздь", "Улица ангелов" и многие другие. Сделаны первые записи, готовятся первые концерты.
Первый из них стал сейшен в школе №3, что находится на Сумской улице. Компания подобралась солидная: "THE ГРАБЛИ", "СУМАСШЕДШИЕ СОЛДАТЫ", "ДЕРЕВЬЯ", "ПИВО", "ТОВАРЫ БЫТА" и уже очень известные "МЕШОК С ДЕРЬМОМ"
На дворе август 1991. И, неожиданно, наклюнувшаяся возможность "за дарма" получить помещение ех-прачечной на улице Хуторской. Вот что написала об этом "Молодая гвардия от 22 октября 1991 года: "Мы протиснулись в маленький зал и оказались прямо у сцены в крепком объятии панков. По их лицам было видно, что они ждали Стаса (лидер "Пива"). Оглянувшись, я увидел, что ко мне пробивается Шаман (лидер "Деревьев") Он смотрел на меня мутными глазами и улыбался; и тогда я поныл, что он будет выступать. Я знал, что Шамана напряги с составом, но через некоторое время он все же стоял на сцене в окружении каких-то волосатиков, рвал на себе рубаху и кричал: "Ай эм крэйзи!" Я вообще люблю Шамана, но как сказала моя подружка, он хорошо смотрится только на фоне какой-нибудь каки. А какой в этот вечер оказалась никому доселе неизвестная панк-группа "Сумасшедшие солдаты". Они смачно харкали друг другу в лицо. Пожалуй, только этим они и запомнились.
Всем уже известно, что между Стасом и Марком Кляшторным идут творческие споры и если бы Марк нашел в этот вечер Стаса, то последнему пришлось бы туго. Но этого не произошло. И не потому, что Стас прятался, а потому, что Кляшторный едва-едва стоял на ногах. И "Мешку" пришлось вытаскивать его на сцену, находу спрашивая какую песню тот сможет спеть. Я так и не услышал ответа, но в тот вечер прозвучали ударные хиты: "Гадюка", "День рождения", "Телефонный разговор". И уж очень к месту была старая и добрая "Мне грустно", допев которую, Марк рухнул в зал.
Приятно удивили "Грабли". После всей их смрадной лирики, новые вещи: "Земля в огне", "Крутые парни", "Рокеры" смотрелись очень и очень прилично. У меня складывается мнение, что через пару лет эти ребята засунут за пояс "Битлов".
Так получилось, что выступление "Товаров быта" было последним. Зал слушал молча, ребята выглядели очень серьезно и солидно.
И вот зал встрепенулся. На сцене появился Стаc в майке с надписью: "Я ненавижу Дорз", чем вызвал угрожающие взгляды Шамана, иногда кричавшего: "Отцы! Он же гопник! Но "отцы" молчали. Стаc тоже молчал. Потом он обвел грустным взглядом зал, плюнул в кричавшего что-то панка и уже хотел петь, как вдруг в зал ввалились гопники. Воцарилась тишина. Лишь какой-то панк, неврубившийся что к чему, призывал "Пиво" начать выступление. Стае хладнокровно сказал: "Пока туловища не выйдут из зала, петь не буду." Он так и не спел."

Aristown forever (18 октября 1997)

Правдивая История про... (Часть 1)

Сергей Каширцев (Кэш)

Что же организация с достаточно броским названием “Ассоциация независимой музыки” получила своё боевое крещение, и теперь лишь вчера выползшие из подвалов и подворотен мальчишки стали в один момент героями новой молодёжи, а фигура Стаса "Пиво" - знаменем целого слоя молодых курян. И это не смотря на то, что первый его концерт прозвучал лишь через 8 месяцев. Главной победой новой музыки было то, что ей поверили. Нужно было определяться: либо идти дорогой на глазах увядающего рок-клуба, либо искать что-то новое. Незаметно дело приблизилось к августу-91, а точнее его 20-му числу. В эти дни решалась не только судьба Муз Ассоциации, но и всей России вообще. Именно в момент противостояния двух борющихся за власть лагерей (демократического и старорежимного) пёстрая толпа из 60 человек (участников всех вступивших к тому времени в организацию групп) отправилась на осмотр помещения, предположительно намечавшегося под базу.

Здесь их и накрыли. Кэша и его нескольких соратников затолкали в машины, остальных отпустили по домам, порекомендовав забыть о всякой рок-деятельности. К счастью демократы выстояли и милиция, бывшая оппозиционной и самозабвенно крутившая руки, во мгновение ока стала дружественной и любезной. Короче: “Так закалялась сталь”.

Всё изменилось сказочным образом, и уже через месяц The Грабли, Товары быта, Улица Ангелов и даже Б.М.П. становятся участниками многих престижных светских тусовок. Одной из них стал концерт, приуроченный к празднованию дня Семёновской улицы. Была выстроена замечательная сцена специально по этому поводу. Газеты пишут в эти дни: “Праздник был нужен и потому удался. Привлекали внимание различные выставки и викторины, выступление театра мод с участием курских красавиц и рок-тусовка, устроенная силами альтернативной рок-музыкальной ассоциации. Всё вышло здорово”. (“Молодая гвардия” от 5.10.91). И действительно концерт получился очень неплохим: играли Товары быта, но к ним уже все привыкли, очень понравились Улица Ангелов, The Грабли, и конечно бесшабашные Б.М.П. дали прикурить многочисленным панкам, намечались и Пиво, но их обломали. Вот что поэтому поводу вспоминает Стас: “Ёбаны в рот. Эти сраные хуеплёты никак не могли понять, что все уже заебались слушать попс, им нужен был драйв, им нужно было Пиво. Да, в тот день мы едва стояли на ногах, но ведь было очень жарко и нам со Свинтусом очень хотелось пить. Мы и ебанули по 2 портвейна. И вообще, друзья, скажу честно, в те времена не было ничего хуже, чем гопники и устроители концертов!” Пиво попросту в тот день не пустили на сцену, но вопреки всем здравым смыслам, это не только не отвернуло публику от группы, но настолько побудило к ней интерес, что толпы их поклонников сами перемещались из одного заведения в другое с целью пробить там наконец концерт своих кумиров.

Ассоциация же стала всё больше напоминать настоящее предприятие. Сама система мало чем отличалась от систем подобных рок-клубов, наводнивших в это время просторы нашей страны – концерты, записи, было вышедший бюллетень “Кутук” (в переводе с узбекского “хуй”). Демократические принципы развития государства лишь бледными контурами рисовались в сознании руководителей некоторых организаций, которые потенциально могли дать добро на проведение концертов, тем более, что, не смотря на радужные перспективы, мы остались без собственного помещения. Не сложились какие-то деловые моменты.

Вообще основополагающим моментом для нас в то время стал вызов консервативному обществу. Самая примитивная часть публики называла это ПАНКОМ. Знакомство с “панками” считалось неописуемой удачей, такого человека уважали в компании и с удовольствием слушали его байки о странном племени. Наш друг, незабвенный комсомольский вожак Педагогического института, некий Олег Якунин просто упивался знакомством, к примеру, с Марком Кляшторным. Ещё бы – пути на концерт с центрального входа предпочесть нелёгкую дорогу по водосточной трубе, допивать чужие коктейли и доедать чужие пирожные в кафетериях, вытирать рот после бокала пива половой тряпкой на глазах комсомольского актива, снимать штаны под аплодисменты большей части студентов Политехнического института – было чем похвастаться и чему поучиться. Помню один из первых концертов в Мекке культуры и порядка – актовом зале КГПИ, играли Пиво. Народ сходил с ума: фаны – от кайфа, администрация от ужаса. Вдруг выступление прервал Марк, он чудом добрался до микрофона и произнёс исторические слова: “Отцы, я что-то хотел вам сказать...?” и сделал страдальческое лицо, силясь вспомнить что, а, чуть подумав, радостно заключил: “А вспомнил – хуй!”

Под напором студенчества и активном содействии вхожего в административные круги всё того же Якунина площадка в актовом зале КГПИ на полгода закрепилась за ассоциацией. За это время там отыграли Сумасшедшие солдаты, Пиво, БМП, The Грабли, Товары быта, Пластилиновый гвоздь, Невада, Улица Ангелов. И если сладкоголосые Товары быта, Пластилиновый гвоздь, Улица Ангелов явно пришлись ко двору в Педе, то радикальная часть ассоциации как кость в горле душила проректора Гребенькова, пока он не прекратил всё разом.

Потеря арены, конечно, отрицательным образом сказалась на всей Ассоциации в целом. Для каждого коллектива в тот период наступили времена, в корне поменявшие статус и во многом содержание. Под давлением Кирьки Кретина я покинул Товары быта и создал с ним Жабы. Грабли надолго замкнулись в студии и безудержно экспериментировали, остальные оказались тоже в положении того самого дерьма в проруби. Ассоциация фактически прекратила своё материальное существование. Публика тоже перестала хавать бессмысленно всё без разбора. Наступило время, когда стоило задуматься и о музыке. Над городом воцарило ожидание, на смену бурному старту пришло тягучее безвременье. Лишь неутомимый Марк штурмовал бастионы, радуя своих почитателей свежими шедеврами. Вообще, Марк – студийный музыкант. За всю историю он лишь несколько раз показывался на подмостках в сопровождении всегда оригинальных Мешок с дерьмом. Он никогда не занимался созданием неповторимого саунда, напротив, предпочитая высмеивать популярные жанры. А вот с текстовой стороной песни Кляшторный всегда обходился трепетно. Именно ему мы обязаны возвращением к жизни таких известных персонажей, как Карлик Нос, Фукс и Капитан Врунгель, Ломоносов и, конечно, женщины.

Смотри-ка, Фукс, как Врунгель разгорелся
А вроде мы его совсем не жгли
Легонько лишь облили керосином
И, улыбаясь, спичку поднесли...

Над моим большим окном
Карлсон пролетел,
Плюнул я, и мой плевок
Карлсона задел.
Не понравилась ему выходка моя,
За обиду запросил Карлсон 3 рубля...

На небе полная женщина
И всё это как-то внезапно...

Однажды три женщины баранку делили
На части ломали и снова слепляли...

Впрочем, Марк так же быстро как начал, так же и закончил, впав к середине 92 в глубокий кризис и вернувшись в строй лишь в 96-м.

Но всё же стык 91/92 стал триумфальным для Стаса Пиво и товарищей. Победы на живых концертах группа закрепила выпуском дебютного мини-альбома “Пали-стукали”, и повсюду зазвучало:

Я мог бы быть гением
Я мог бы быть Мыслителем
Великим учёным, прекрасным просветителем
Но только на хуй мне всё это нужно
Я мог бы быть гадом
Я мог бы быть сволочью
Я мог бы быть эгоистом
Я мог бы быть похуистом
А я такой и есть

Фотографии весёлой физиономии в очках замелькали в местной прессе, подростки научились безошибочно отличать голос Стаса в многочисленных радио-интервью на курской волне. Парень с 3-го курса литфака стал важной персоной. Он отваживается публично рассуждать не только об около музыкальных проблемах, но и о политических баталиях. Он не реакционен настолько как Марк, плюющий со сцены в безумно влюблённых в него фанатов, он, наконец, не романтичен как Песковацкий из Улицы Ангелов, но каждый раз он выходит на сцену и убивает зал своим драйвом. Может быть, в этом и кроется основная причина идейного голода, настигшего лидера Пива весной-92. Последний концерт группы окончательно убедил Стаса в бессмысленности выбранного пути. По очевидному недосмотру организаторов презентации очередного альбома дурацкой группы Сержант, в качестве приглашённых в афишах обозначены Пиво. Происходит невероятное: вопреки ожиданиям устроителей шоу в зал проникают сотни три панков. Выступление Сержанта провалено. Группа заплёвана и обсморкана с первых рядов. Кто-то из публики пытается помочиться на вокалиста, но его вовремя обезвреживает охрана. Певец виновников торжества покидает сцену со слезами на глазах. Последующие коллективы встречены холодно, но лишь стоило объявить Пиво, как в зале начало твориться что-то невообразимое. Стас по-отечески выволок на сцену музыкантов, помог зажать барабанщику палочки в руках и попросил отсчёт. С этого момента прошло не более минуты, и многочисленное содержимое небольшого театрального зала Курского Дворца пионеров и школьников попыталось закрепиться на ещё более маленькой сцене. Звук сначала потерял и без того невеликую стройность, а затем прекратился вообще.

“Да ёбаны в рот, - сокрушался Стас, - мне на хуй теперь бля, вообще не надо играть. Выходи, бля, стой на сцене – всем и так будет заебись”

Теперь немного о группах, которые были, но мало того, что не оставили никакого следа, так ещё не внесли ни ноты, ни фрагмента, достойного внимания публики.

Сержант – отвратительный коллектив, созданный под воздействием творчества ряда питерских музыкантов-онанистов. Всю карьеру пытались вставить куче малолеток с комсомольским уклоном свои стручки под воздействием собственной, по их мнению, гениальной музыки. К сожалению нет сведений о том, чтобы трахали друг друга, а так могли бы запомниться хоть какой-то оригинальностью. Надеюсь их убили.

Пластилиновый гвоздь – побуждения те же. Однако с результатом, боюсь, гораздо хуже. И вообще считаю, что если ты похож на жопу, то лучше об этом своевременно узнать и прекратить музицировать, уйти куда-нибудь ведущим на радио Ассонанс или Русское радио.

Помимо эпохальных взлетов некоторых курских коллективов в свете оценки широких масс населения, иногда вспыхивали яркие звезды, оцененные как явления самой музыкальной тусовки. Периодически такие фрагменты будут здесь изложены. Во-первых, хотелось бы остановиться на небезызвестной группе "СУМАШЕДШИЕ СОЛДАТЫ". В ансамбле были собраны все силы местного ангажированного панка. Помимо классических ирокезов, на ранней стадии "творчества", музыканты за какие-то полгода неоднократно меняли свой имидж. Но что самое удивительное, менялась и их музыка. Непостижимым образом "Сопля и Ко" проделали сценический путь от кучи пьяных уродов, пытающихся в течение часа разобраться, как правильно держать в руках инструменты, до, возможно, самого гениального за всю историю курской музыки саунда. Свирепое звукоизвлечение, похожее больше на частые вздохи, стремящиеся, наверное, испортить настроение всем без исключения, даже отъявленным оптимистам, собравшимся в зале, усилиями Миши Геморроя, уступило место холодной осенью 91-го в неуютном актовом зале Педа вдохновеннейшему минимализму. Помню реакцию сидящих рядом Марка, Кирьки Кретина и мою. Открыв рот, мы жадно хапали каждую ноту. Лица этих людей никогда ранее не давали усомниться в том, что на сцену выпускать их не следует. Однако теперь, я думаю, что было неплохо хотя бы еще раз услышать:

"Зачем? Туда-сюда.
Зачем? Туда-сюда."

К сожалению, это был единственный концерт одного из немногих коллективов, помочь стать прославленным которому там так и не удалось. По слухам, ребята ещё 4 года пытались на какой-то заброшенной базе воспроизвести тоже самое на пленке, но в конце концов, изрядно напившись, уничтожили свои опыты. Идейно близки с организацией они никогда не были, считая, к примеру, Стаса "Пиво" раздутым бездарем, а Марка - дешевым демагогом, в чем, учитывая наши нешуточные амбиции в те времена, не находили поддержки. Холодные отношения между нами не давали поводов, а в редкие моменты потепления рождались подобные шедевры.

Не могу не рассказать и ещё об одной группе, стремительно ворвавшейся в пытливые сердца искателей оригинального. “Улица Ангелов” стала разгонной площадкой для её лидера Романа Песковацкого. Помимо того, что через коллектив прошёл целый пласт талантливых музыкантов, ставших известными позднее, и того, что сам Роман использовал “Улицу Ангелов” как возможность впитать в себя богатый опыт музицирования перед созданием “Мёртвых виноградников”, группа имела собственную прелесть. Я бы назвал её банальным афоризмом “кузница кадров”: каждая новая песня группы становилась популярной. С налётом прозрачности и романтизма здесь сочетались и зарождающаяся мрачность в похоронных тонах. Это не было радикально, но и не звучало попсово. Беспроигрышный вариант на все времена! Первые рабочие записи в пьяном угаре под акустику и удары барабанными палочками по дерматиновому стулу говорили о богатом потенциале Песка. Упиваясь собственной крутостью в чёрном плаще и с холодным лицом, в окружении неподвижных чёрных фигур, Роман выдал несколько концертов. К группе потянулись в основном студенческие массы, дети состоятельных родителей и те, кому уже успел наскучить примитивный панк. В какой-то момент созрела необходимость записать придуманное. Первые дни работы оказались исключительно плодотворными, было записано 3 самые известные на тот момент вещи, включая “Белую лодку”. Благодаря популярному в те времена звукорежиссёру Валерию Алтухову саунд получился на зависть профессиональным, что устранило последние шероховатости в звучании, но с этим коллектив утратил ту немногую долю альтернативности, которая, собственно, и отличала группу от прочих. Та самая презентация бессмысленного творения Сержанта стала последним выступлением “Улицы Ангелов”. Песковацкий официально объявил о роспуске формации. Он больше никогда не появлялся на сцене под этим названием. Но общественность ещё услышит об “Улице Ангелов”, и это произойдёт через два года. Нелепый летний лагерь “Вертикаль” затевает проведение рок-фестиваля. Сам лагерь представлял из себя зону, где под присмотром ещё подогреваемых воспоминаниями о прошлом пионервожатых утром поют песни, а ночью без устали порят друг друга юноши и девушки с испорченным детством. Воспитаны они в октябрятско-пионерско-комсольских традициях, что даёт им право, по их же мнению, считать себя исключительными. Всё там так неестественно и надуманно, и вот такие же надуманные группы несколько часов подряд исполняют надуманные песни, и уверен, не ошибётесь, если попытаетесь угадать, кто их ведёт за собой. Совершенно верно – Сержант. В 94 уже функционирует “Аристон”, но летом большая часть музыкантов разъезжается, а те, кто остаются, занимаются ерундой. Собрав лучшие силы (остатки “Жаб”, “Дверь в стене”, “Нейтральные воды”) и назвав всё это старым добрым именем “Улица Ангелов”, делегация от клуба с программой, посвящённой Сержанту, отправляется на фестиваль в качестве гостей. Кирька Кретин по этому поводу сочиняет ряд произведений, одно из которых будет исполнять в сопровождении полного состава лагеря, подпевать ему не будут только двое, собственно о них и споёт Кирька:

I hate Roy,
I hate Mike

Стереотипы сломлены, во 2-й раз плачет лидер дуэта неудачников. Новая музыка вломилась в умы и сердца недавно тупых юнцов, для которых имя ей “Улица Ангелов”. Громкая кончина красивой истории о выдуманной street. Хотя, что удивляться, если когда-нибудь уже в новом качестве этот призрак восстанет из небытия?

Со времён Ассоциации и до них велась титаническая работа по поиску на просторах области необычных интересных рок-коллективов. Редко, но случались эпизоды, когда удавалось кого-нибудь разыскать. Так начнём легенду о славном квартете с простецким названием “Коридор”. Не открою Африки, если замечу, что для любой курской группы на этапе становления характерно было откровенное подражание, как правило, питерским образцам рок-н-ролла. “Коридор” не был исключением и представлял из себя при первом прослушивании жалкую копию ещё более жалкого “Кино”. Не многим дано было разглядеть в неотёсанных, жлобского вида типах самобытную поп-группу. Но что-то вселяло уверенность, когда звучало:

Меня очень радует цирк
Он напоминает мне нашу
Мне нравится как смеются клоуны
И как акробаты падают вниз...

Не эту ли тему подхватят в 99-м Человек-Маша с присущей им иронией?

Жонглёры виртуозные вызывают смех,
Потому что падают булавы у всех.
Под штангою тяжёлою чахнет гиревик,
Гирю поднимает он, а штангу не привык.
Парни безрассудные циркачи-ребята,
Чего стоят только эти акробаты!

Как только Кузя и 3 его друга впервые оказались лицом к лицу со взыскательной публикой и не оставили камня на камне от рассуждений скептиков по поводу возможности существования исполнителей как независимой творческой единицы, ребятам со всех сторон кинулись помогать акулы независимого звучания. Витёк Гридасов сразу взял музыкантов под опеку и провёл с ними где-то в районе Солнцево несколько недель. Уж не знаю точно, чем они там занимались, но вернулись в Курск парни без Витька, зато с заветным дебютом на 35 мин. оригинальной музыки. Запись получила резонанс и достойную прессу. Перед коллективом забрезжил свет славы, но как часто в Курске случалось с хорошими группами, следующий их концерт стал последним. Немногие люди, коснувшиеся работы в наших кругах, “удостоились чести” отслужить в армии, но те, кто всё-таки на это решались, безнадёжно ломали карьеру и себе, и товарищам. Так было и с “Кедами”, и с “БМП”, и даже с Лёней Гордеевым. Не миновала беда и “Коридор”. Следующий концерт стал прощальным для Кузи. Команда сгорела на взлёте, оставив после себя несколько метров классных песен на аудионосителях и воспоминания о парочке крутых концертов вживую и совместных пьянках. В довершении столь грустной истории хочу отметить один важный момент. Некоторые утверждают, что мурыновские банды (и “БМП”, и “Коридор”) – абсолютно не самобытны. Соглашусь наполовину: как в случае с “БМП” очевидна львиная доля летовских экспериментов, отражённая в звучании, так и “киношных” заморочек немало в музыке “Коридоров”. Но при этом я всегда ощущал присутствие в творчестве обоих незримого мурыновского духа. Ведь пару этих команд, да ещё “Пиво” с “Прыщавыми лётчиками”, никогда не спутаешь с кем–нибудь другим. Вселяет уверенность и то, что много уважаемых мною людей до сих пор с удовольствием слушают “Коридор”, а о том же “Кино” все давно забыли. Есть расхожее мнение о том, что настоящий талант должен уйти вовремя. В истории с этой группой применять его в высшей мере несправедливо. Лишь немногие знают, что таланту этих ребят раскрыться в полной мере было не суждено. Они попросту не успели. Некоторым посчастливилось услышать рабочие версии песен второго этапа развития команды, но, к сожалению, они так и останутся рабочими. Я видел вернувшегося из армии Кузю, и мне кажется – тут и плакать смешно.

Может кому-нибудь покажется неэтичным рассуждать о “Жабах” участнику событий, но в данном случае я выступаю как сторонний наблюдатель и претендую на объективность собственного мнения, поскольку по прошествии времени чувствую в себе возможности для этого. Начну с того, что мне кажется, и я не раз в этом убеждался, с момента появления “Жаб” в тусовке курский андеграунд сделал неоспоримый крен в сторону их музыки. Первое появление банды относится всё к тому же презентационному шоу, устроенному для Роя и Майка. Кретин хотел быть всех круче, а я знал, как это должно звучать. 4 дебила на сцене, Кирька афиширует рождение нового стиля “громкость”. Ручки всех усилителей на полную катушку и:

Мочёные яблоки –
Это сила.
Это радость для дебила.
Мочёные яблоки –
Это еда.
Мочёные яблоки – навсегда.
Помочись на яблоки!

Мы сделали своё дело: намешали разных стилей в этот винегрет. Прикололи всех: и панков, и снобов. Такой несложный ход все расценили как гениальность. Пишущая братия рвала на части Кирьку, и даже враг № 1 Рой, пользуясь папиными связями, замочил статью в “Молодой гвардии” на пол разворота. Ещё бы: “Я беседовал с Кретином № 1 в мире”. Я просчитался только в одном: баб просто тошнило от нас. Позже мы устранили и этот дефект. Но поначалу фразу “Не бери в рот” женский пол воспринимал исключительно на свой счёт, а Кирька имел в виду лишь грязные руки. Мы отрепетировали 4 песни в разных жанрах, а вот ту, что действительно стала позже для нас основополагающей, сыграть так и не смогли. “Ебанутый мальчик” вышел на славу, но в том составе замахнуться на него не хватило сил.

Народ самозабвенно заиграл под нас. Вышли из штопора “The Грабли”, мы послушали их, охренели, а потом как в зеркало глянули. Только они всё делали зло, нравоучительно, но плюс хард-роковая подготовка дала о себе знать. На нашу “Зиму” они ответили парой своих убойных медляков. “Коридор” подтянулся к великим. На этом моменте хочу остановиться особо, он характерен для десятилетия. Настоящая конкуренция, которая развернулась с момента появления “Жаб”, стала такой мощной силой, что толчки её забрасывали конкурирующие между собой коллективы не только вперёд друг друга, но и намного вперёд мира всего. Здесь никогда не было стабильного концертирования. Все банды на время пропадали, а затем выстреливали новой мощной программой, оставлявшей позади коллег из других коллективов. И ничего страшного, что тех же “Граблей” поначалу бросало то в сторону “Жаб”, то в сторону “Мёртвых виноградников”, ведь когда они оперились, и те и другие уже с завистью смотрели им в затылок. И вообще, только когда курские группы начали ориентироваться на курские же, чувствуя за ними силу и мощь, тогда и родилась неповторимая альтернативщина земли Курской.

Пиво” пошли своей дорогой. В этот период к ним присоединился тогда ещё никому не известный бард Леонид Гордеев. Стас настолько увлёкся им, что совершенно не заметил, остановив по окончании записи последней песни нового альбома “Ленин, бабы и мечты” магнитофон, что он на 80% состоит из Лёниных песен. Уникальная ситуация. В этом составе “Пиво” сыграло всего 1 раз на фестивале рок-музыки во Дворце пионеров, причём ещё Стасовы песни, и приказало долго жить: Лёне стало тесно в “Пиве”. В составе своей новой группы “Прыщавые лётчики” он записывает последний в своей истории альбом “Монополия”, уходит в армию, а возвращается оттуда уже исполнителем в стиле “русский шансон”. Стас с уходом Лёни надолго теряет интерес к творчеству, тем более что их гитарист Ромуин Пуп плюёт в лицо своему лидеру и перебирается в создаваемые Ромой Песком “Мёртвые виноградники”.

Как-то забыл отметить ещё один очень важный, на мой взгляд, момент. Он касается роли курской музыки в свете её оценки сквозь призму рок-событий десятилетия вообще в этой стране. Народ взялся за гитары здесь почти одновременно с рок-энд-рольной эрекцией, повсеместно. Но никогда близкие и уважаемые мной музыканты не пели о политике. В этом я вижу очень важный и исключительно приятный момент, безусловно выделяющий их творения на фоне общепринятого наезда на хер знает каких обидчиков. Впрочем, сейчас уже многие известные советские рокеры открещиваются от этого. Слышал даже, что вроде как набившая оскомину цоевская “Перемен” повествует о паузах между уроками в школе. Смешно, право! На этом фоне лично меня радует сарказм в словах одной их последних песен Скота “Шахтёры”:

Касками бейте всюду асфальт вы,
Иначе с вас снимут, родимые, скальпы
На рельсы, шахтёры, на рельсы, друзья,
Нам, к сожаленью, на рельсы нельзя.
Взрывайте составы, мои акробаты!
Но уж трупы шахтёров топчут солдаты,
А трупы солдат топчут шахтёры.
Такой ещё не было в стране моей ссоры.
Но всё неожиданно кончилось мирно,
Поскольку здесь появились грузины.

Пожалуйста: и остроумно, и смешно, да ещё и в тот момент, когда об этом никто не поёт.

В Курске слабости в музыкальной техники испокон веков компенсировались текстом. Чаще всего смешным и прикольным. Родоначальником этого течения в первую очередь является Марк, чуть позже появился Евгений Маранцман, а в 99-м уже целая артель под лозунгом “бей джазменов!” декларирует своё нежелание быть несмешными. Мы обязательно коснёмся и этого периода, но пока всё же вернёмся к середине 92-го года, к тому моменту, когда все силы экс-ассоциации переместились ко Дворцу пионеров и школьников. В дни концертов там творилось такое, что даже взирающему с пионерских и комсомольских значков Владимиру Ульянову в пору было прослезиться. “Жабы”, “Коридор”, “Пиво”, “The Грабли” дружной бригадой приглашены на фестиваль рок-музыки, устроенный Дворцом пионеров. Мы решили покончить со сложностями в отношениях с бабами. Пригласили спеть с нами “Зиму” двух смазливых сук. Они это сделали так, что каждый сидящий в зале подумал, что именно сейчас он обильно кончит. Но я, в общем, не сторонник такой помпезности, просто Кретин хотел закадрить блондинку, а брюнетка долго тусовалась с нами “на колёсах”, и с ней её дружок ЕВГ надолго приклеился к нам, чтобы через пару лет стать культовой фигурой в “Аристоне”. Я не стал возражать, тем более что это были, как потом выяснилось, не самые плохие времена в моей жизни.

На сцену мы вышли только осенью. Репетиционный процесс долгое время для нас был крайне нестабильным. Мы “ходили по дворам”, где спаивали хозяев, а сами успевали за время, пока они отойдут, немного поиграть. Чего-то дельного в таком ритме добиться было невозможно, и потихоньку мы пришли в унынье. Не по-доброму расстались с первым гитаристом, а потом к нам очень попросился Майк из “Сержанта”. Он владел инструментом неплохо. Кретин его долго слушал и решил принять. Стиль наш изменился в корне. Играть с Майком помимо всего прочего было ещё и выгодно, мы более-менее надёжно сели на точку. Жёстко в танцевальных ритмах заготовив троечку вещиц, восстановили “Зиму”, и вместе со старой гвардией – “Пивом” и “Граблями” – отыграли на проводах у Кузи из “Коридора”. Любители классических жанров приуныли. Один из столпов панка выбросил белый флаг, а тут ещё и “Пиво” без Лёни выглядело так бледно, что даже самые убойные хиты вызывали тошнотворный эффект. Да, “Пиво” в этом виде умирало, и Стас знал, что это необратимо, но не выступить на проводах друга он не мог. Мы же, в свою очередь, только начинали жить и вовсе не сомневались, что вскоре в конвульсиях под эту музыку у сцены будет “погибать народ”. Как выяснилось, мы не ошибались. “Грабли” отыграли свою классическую программу, удостоившись положенной доли аплодисментов.

Но при всём этом его администрация до поры до времени, стиснув зубы, решалась на всё новые и новые шоу. Договариваться было не просто, но... аргументом, наповал убивающим увесистые фигуры ответственных лиц, становилось обычное рассуждение о том, что нынче у нас мол вот такие пионеры и комсомольцы, и что же нам теперь с ними делать. Не выгонять же их и впрямь на улицу. Пионеры и комсомольцы с серьгами в ушах и носах и ещё бог знает где, с растрёпанными или лысыми, в лучшем волосами более походили, конечно, на мальчишей-плохишей, потому как неотвратимо ползали на карачках несколько часов подряд, блевали где попало, не стесняясь матерились и делали, казалось, все, чтобы натуральным образом доказать какими они по сути дела быть не должны. Единение музыкантов и слушателей было в то время само собой разумеющейся вещью. Полный состав присутствующих считал своим долгом одарить Марка или Кирьку, или Стаса баночкой, вмещающей 3 литра свежерозлитого пива, и те надо сказать мало кому отказывали. Атмосферу трудно воспроизвести на бумаге, но сказать о том, что именно такая форма поведения стала на долгие времена общепринятой, не откажу себе в удовольствии. Концерты в это время были исключительно бесплатными, весь материальный доход – галочка ответственному за проведенную работу человеку, а может быть еще что-либо, о чем мне так и не узнать. Смешно смотреть сегодня на архивные видеозаписи, где Кирька несколько минут извиняется за то, что концерт сегодня не бесплатный. Когда дирекция ДК Железнодорожников прибрала к рукам “Аристон”, и каждое воскресенье рассовывала по карманам нешуточный доход от наших потуг, им было уже наплевать на грязный шарм, витающий вокруг этих мероприятий, ведь именно он, как говно мух тянул в зал любопытных, готовых платить за это подростков. А тогда альтруизм был в порядке вещей. Мы платили свои деньги исключительно за всё, за исключением тех вещей использовать которые можно было на халяву. На все группы был один комплект нормальных инструментов, аппаратура же собиралась по частям и представляла груду грязных ящиков, эдакое наследие предыдущего поколения ВИА. Звучало все относительно говёно, но не это было важно. Вот и все, что хотелось бы сказать о первом этапе жизнедеятельности альтернативных.

Осенью мы разжились шикарным по тем временам аппаратом и, засучив рукава... Возражений против совместных с “Мёртвыми виноградниками” и “Пивом” репетиций не было. Готовился грандиозный концерт пока всё в том же Дворце пионеров. Песковацкий собрал наполовину обновлённый состав. Я помню, он появился после долгих занятий с репетитором по фортепиано и исполнил мне несколько набросков того, что со временем должны были осилить “Мёртвые виноградники”. Впечатление – неописуемый кайф. Очень сложно и очень стильно. Забегая вперёд отмечу, что подняться до этой высоты все без исключения работающие с ним музыканты так и не сумели. Ему бы Антона Серебрянникого. А всё, что удалось, прозвучало не более чем модернизированный “Bauhaus” или “Joy Division”, хотя и этого хватило, чтобы чуть позже стать группой № 1 1993 года. А в это время он готовил ребят к первому в жизни “М.В.” концерту. И казалось, что музыка их будет такой же клавишной и сэмпловой, как оформил её Роман. Но получилось всё с точностью наоборот. Тяжёлый гитарный драйв, запечённый в конкретных рифах, негладко лёг на небыстрый барабанный ритм, звучавший, как казалось, заметно отрывисто. Мёртвый голос подминал под себя не отличающийся сложностью саунд. Но мурашки уже ползли по коже. Казалось, именно так звучали бы фашистские марши в начале 90-х. Удивительно, но народ в большинстве своём въехал. Мы заготовили в последнем для группы – танцевальном – ключе программу, но, предвидя желание зала, потрудились сляпать попурри из старых злых песен, полюбившихся зрителю. Однако, выходя на сцену, опрометчиво напились, да так, что каждый из фрагментов попурри превратили в полноценную песню, прозвучавшую, к тому же, гораздо длительнее оригинала. Тупо смотрели друг на друга, хватая пальцами на грифах, что придётся. По опыту знаю: народ в такие моменты ничего не понимает, поэтому, когда мы всё же остановились, никто не удосужился отреагировать. Но я в который раз отдаю должное сценическому таланту Кретина, про которого метко сказал Опухтин: “Мразь он, конечно, приличная, но круче шоумена я не видел”. Затянутый, словно в костюм матадора, в небесно-голубые джинсы, в алого цвета рубахе с огромной брошью на шее, без единого волоса на голове, Кирька продемонстрировал в тот вечер впервые долго подготавливаемый им танец больного церебральным параличем музыканта, кульминацией которого стало па “Подпрыгивай и падай!”. Это когда вы как можно выше отрываете своё тело от земли, расслабляетесь в воздухе, и возвращаетесь назад абсолютно не страхуясь.

Пиво” удивили всех. Взамен Гордееву и Попу Стас принял на борт молодого веснушчатого огненно рыжего парня по имени Струс и его доброго внушительных габаритов товарища Тимура Опимаха, пробующего свои силы в игре на бас-гитаре. Сам Стас, чьи пальцы до этого редко справлялись с четырьмя басовыми струнами, прижать к грифу которые для неважного музыканта обычно куда проще, чем шесть, повесил на шею гитару. И эти гротескного вида люди выдали очень классную музычку. Холодную и скользкую, как сосулька. Обладатель голоса, в моей терминологии “труба”, “Пиво” красноречиво повествовал:

Кажется, мы в Париже
Я ничего не слышу.
Кажется, мы в Париже
Я ничего не вижу.

“Это – пост-панк”,- сказали панки. “Это – пост-“Пиво”, - сказал “Пиво” и появился в следующий раз на сцене через 6 лет.

Кажется, играли здесь и “Грабли”, но боюсь, что об этом не помнят даже они сами.

Пришла зима 93-го, все свернулось, чтобы расцвести с новой силой и в новом виде в конце года. Мы с Кретином пересмотрели состояние дел в группе, пригласили барабанщика из “Улицы Ангелов” Макарку, Вадика и беспризорного гитариста Алешу Обезина. Несколько недель беспробудно пили этим квартетом, а когда очнулись, поняли, что мы уже и есть одна команда. Полгода ушло на репетиции новой программы. Старая идея о первичности текста над музыкой, наконец, навсегда покидает подмостки альтернативной сцены в Курске. 80% команд англоязычны. Это не дань моде. Просто сильна уверенность, что мы - граждане мира и рамками узкоотмеренной территории довольствоваться не станем. Пионеры в этом плане – “Жабы” – “Мёртвые виноградники”, причем если у нас студенты ин. Яза Кретин и Макарка доводят текст до возможности его понимания англо-говорящей частью планеты, то “Виноградники” издают лишь звуки, хоть и очень напоминающие английскую речь. Значимость слова сводится практически к нулю. Тем более что в зале его мало кто не понимает, но ещё и не слышит в большинстве случаев. Со старой базы, расположенной по Добролюбова, 20 теперь там расположилась Налоговая полиция, нас в скором времени попросили. Я в те времена имел устойчивое убеждение, что смогу договориться о решении проблем любой сложности в любой инстанции. К слову, мне удавалось это в 90% случаев. И когда в очередной раз встал вопрос о месте для проведения репетиций новым составом, с первой попытки получилось уладить вопрос с руководством Комитета культуры области. Там же нас взяли под крыло. Это какой-то знак свыше. Комитет базировался в здании бывшей бывшего монастыря на Горького. Нам выделили репетиционную точку в аккурат у алтаря и с позиции батюшки Кретин запел об одноногой негритянке, которую он ещё раз мечтает трахнуть. Творчество кипело как забытый чайник на плите. Вещи рождались в муках, но получались впервые с момента создания банды самобытными и исключительно оригинальными. Вышеупомянутого Евга не принять в свои ряды мы не смогли. Он, конечно, был бездарем как музыкант, но и с первоначально отведенной ему ролью звукоинженера долго мириться не стал. Работа для него нашлась скоро. К нашей группе уважением и какой-то отеческо-материнской любовью прониклись многие сотрудники Комитета. Для Евга специально они разыскали архивный синтезатор “ВЕРМОНА” с двумя рядами клавиатуры и массой тумблеров, превращающих порой извлекаемый звук в совершенно неожиданное жужжание, грохотание, ревение. В таком качестве этот чудак подходил нам кстати. Для пущей солидности и без того “непривычное” тремоло было пропущено через адскую обработку и теперь не узнать “Жаб” было невозможно. Помимо музыкальной стороны дела, впервые за много лет я ощутил, что нахожусь в команде. Мы существовали как одна семья. Такие разные пять человек, объединённые одной идеей и мечтающие похоронить весь мир. Вспоминаю, как Максим Коноваленко, нелегкий редактор придуманного им журнала “Бодун Пресс” однажды записывал интервью с группой. И спросил о дальнейших планах. Кретин, не долго думая, отчитался: “Да планы серьёзные. Сейчас выиграем миллион в “Лотто-миллион”, снимем клип и станем знаменитыми”. Мы долго выжидали наилучшего для первого появления перед зрителем момента. Не хотели размениваться по пустякам. Была уверенность, что это – лучшая за всю историю музыка, и хотелось подать её в соответствующем виде. Остальные музыканты не дремали. “The Грабли” попали под нешуточный пресс “Мёртвых виноградников”, влияние которых испытал на себе даже такой кретин как Кретин. Однажды он показал мне несколько собственных сочинений на эту тему, грозился даже выпустить их сольной программой. К счастью, у него это быстро прошло. Однако “Грабли” взывают к Песку провести совместный концерт, находя у того мгновенное понимание. По-моему, это было последнее мероприятие во Дворце. Более часа Немец с коллегами поласкают мозги собравшимся мрачностью в собственном понимании. Слушать это невыносимо испытанным бойцам. Немец же уверен, что теперь он близок по духу с лидером “М.В.”, и истошно, а заодно и жалобно воет под заунывное, отвратительнопсиходелическое брюзжание инструментов. Кошмар закончился с выходом на сцену новоиспечённых лидеров местной андеграудной музыки. Песковацкий окончательно обэлектронил звучание, и это уже больше похоже на задуманное им же. Поэтому общественность в восторге. Славная история “М.В.” выходит на пик. Мы стали в этот день пассивными свидетелями случившегося, и, честно говоря, были задеты шумным успехом “М.В.” Тем более, что идея нашей музыки заключалась в обратном. Благодаря Евгу появились афоризмы “мрачники” (“М.В.” и сподвижники их идей) и “весельчаки” (“Жабы” и все остальные). Назрел раскол, официальный диагноз которому поставил местный “фармацевт”, движитель идеи “колеса” Илья Балакин, считавшийся правой рукой Песковацкого и его же клавишником. “Это разрыв!” - сказал он. Мы к тому времени вообще отказались от контактов с кем бы то ни было. Ни один человек не имел возможности оценить наши творения до поры до времени. Пора и время настали. Шеф областного комсомола решил вытащить всю свою свиту и показать, что помимо галстучков и значёчков, взносов и пафосных речей, стэмов и бардов в Курске есть и рок-музыка, причем в те времена настолько пёстрая, что на одном фестивале вас могли осчастливить и попсёры с песнями про ромашки и лютики, и патлатые трэшера с дьявольским рыком и скрежетом гитар... Шефом тем был Локтионов, наверное, в “лучшие времена” с удовольствием разделавшийся с каждым стоящим на сцене. Но здесь надо было отчитаться и пометить галочку и премию. Фестиваль для нас был как нельзя кстати. Весь актив расселся на балконе, видимо, чтобы хищные зрители ненароком не оттяпали им рук или ног. Ну, мы и выдали. Кретин, лысый как колено, весь обвешанный надутыми презервативами и с вызывающими следами от помады по всему телу, как обычно затянулся в джинсы и водолазку. А грубые строительные ботинки делали из него просто какого-то маньяка, насильно добивающегося внимания к себе женского пола. Уверен, Локтионов и шестёрки впечатлились по полной программе. Публика восторжествовала: “Жабы живы!” Мы тоже были счастливы, ведь сейчас как никогда наше творчество прокатит. Удивительно, но “Жабы” даже заслужили приз в виде аппетитного торта, которым потом многие не без удовольствия закусили. Несколько дней мы пьянствовали у Макарки, просыпались утром, шли за вином, и опять, пока не закончились деньги. Бомба была взорвана. К нам опять потянулись люди, группы. Одной из них были “Нейтральные воды”. Три Андрея выдавали на гора залихватский музон на немецком языке, позже под влиянием “Жаб”, ставший их младшим братом. Фрэдерик, лидер ранее упомянутых “Б.М.П.”, сколотил весёлый коллектив “7 Б”, одна из песен которого, “Саманта”, стала очень популярной. В ней рассказывалось об известной американской школьнице-миротворке Саманте Смит:

“Не хватило парашютов
Ну и не х.я летать”, - пел Фрэд

Мне долгое время слышалась более крутая фраза:

“Не хватило пара, сука,
Ну и не х.я летать”

И под действием органов слуха я считал Блинкова перспективным поэтом. В то же время к нам стал приближаться Макс Коновал. Панком он, конечно, не был, но долгое время сам себя таковым называл. ЕВГ, однажды посмеиваясь над святой верой Максима в принадлежность его персоны к панкам, предложил доказать это падением навзничь в замешанные на грязи опилки, и тот, не дослушав оппонента, упал, да ещё и покатался там подобно поросёнку. Вот так! Песни Макс пел идиотские, и его так называемая группа “Интеллектуальная проституция” очень даже вовремя ушла со сцены. Будучи человеком неглупым, Коноваленко занялся своим делом. А в тот момент мы пригласили всех к себе и провели, не поставив в известность администрацию, замечательный концерт. Он стал, пожалуй, предшественником появления “Аристона”. По крайней мере, все эти люди и само помещение позже оказались к этому причастны. С “Граблями” и “Виноградниками” на том этапе мы тесно не сотрудничали, хватало нового мощного союза, сплотившегося вокруг “Жаб”. Притом в это время желания заниматься широкой общественной деятельностью никто не испытывал. Хватало своих проблем. Тем более мы уже были не против чаще концертировать и откликались на любые приглашения. Апухтин предложил нам отыграть в Политехе – мы отыграли, жёсткая металлическая

(Продолжение следует...)

{mos_sb_discuss:10}

 
1997 - ARISTOWN-FOREVER #1 (20 сентября 1997)
Креатив
21.04.2005

ARISTOWN-FOREVER #1 (20 сентября 1997)

1 номер 20 сентября 1997 г.

Рекламно-информационный бюллетень клуба "ARISTON"

Сегодня в номере:

"Смерть команде Кусто" - 2 стр.
Немецкие гастролеры - 2 стр.
"О женщинах с любовью" - 3 стр.
Новости - 4 стр.
"Фест" - 4 стр.

Привет всем!

Этим экспериментальный номером рекламно-информационного бюллетеня клуба мы хотим начать работу с печатным клубным изданием, полные обороты которое наберет уже в этом сезоне!

Выходить, предварительно, оно будет 1 раз в неделю т.е. каждый новый номер вы сможете приобретать прямо перед концертом. Тираж будет варьироваться в зависимости от количества посещающих клуб лиц. По ходу работы мы постараемся разыскать ещё несколько мест в центре города для распространения этой брошюры, о чём сразу же вам сообщим.

На страницах нашего издания вы всегда найдёте самую свежую информацию об около клубной жизни. Разговоры, размышления, анализ событий, уважаемое мнение, топы и все-все, что имеет отношение к нашему клубу, вы найдёте здесь. Мы не планируем сделать из "ARISTOWN-FOREVER" супер-журнал, или газету, как и не стремимся добиться официального статуса. Это издание о клубе и для клуба.

Важнейшим из направлений в нашей работе является так называемая вербовка в наши ряды. Проще говоря, мы хотим сделать из вас настоящих "индеров". Ведь на самом деле, на сегодняшний день, серьёзно клубом занимается лишь 5 человек, а хотелось бы 55.

В общем, давайте сотрудничать. Хотите вместе с нами делать газету - приходите и вы будете делать её, если что-то вам не по вкусу - приходите, говорите, - это важно. Если есть идеи - тоже приходите. Каждое воскресенье у режиссёрского пульта Алексей Сивков ждет ваших предложений (принимаются так же и объявления)


Сегодня должен быть хороший концерт.


Павел Малихов ("Дверь в стене'):
"Каждый раз, когда в "Аристоне" начинается новый сезон я жду от него чего-то приятного и неожиданного. Но постольку-постольку до сих пор я не увидел и не услышал ничего, что хоть как-то можно было сравнить с моей группой, то надежды и на этот год у меня самые мрачные. Поэтому сегодня мы хотим многим преподнести урок и продемонстрировать как должна звучать по-настоящему гениальная музыка".

Алексей Немец ("The Грабли"):
"Поздравляю всех собравшихся здесь сегодня с началом нового сезона. Огромное спасибо за предоставленную возможность выступить. Но я пришёл сюда не за тем, чтобы наслаждаться музыкой. В таких местах обычно бухают, а значит и мне достанется. Возможность хорошенько поднабраться никогда не оставляла меня равнодушным"

Киряй ("Жабы"):
"Мне совершенно не хотелось участвовать в каких-либо открытиях или в чем-то подобном, так как опять придётся встречаться с Седель, а для меня - это худшая из перспектив. И потом, мне порой полпесни "Дверей в стене" тяжело бывает выслушать, а тут сразу четыре. Затем смотреть на пьяного Немца, черт побери! А слушать более одной "молодой" группы? Зачем вся эта мишура, если народ все равно приходит на "Жаб"?

Татьяна Седель ("Жабы"):
"Я с удовольствием согласилась на участие в концерте, тем более накануне узнала, что многие меня просто боготворят. Ещё мне приятно будет увидеть Киряя, уж очень не часто мы с ним встречаемся. Послушать "Дверь в стене" очень хочется, "The Грабли", на молодые группы посмотреть. Нынешняя публика теперь уж наверно и не знает, что такое "Жабы'', на других хотят посмотреть."
 
 
Немцы в городе

В канун празднования Дня Победы в "Аристон" пожаловали музыканты группы "Moorpay!". По старому русскому обычаю, их встретили с пивом и водкой, и провели незабываемые ночи в одном из дачных домиков, неподалеку от города, гостеприимные куряне вместе с гостями употребили вышеназванные напитки. Наши немецкие товарищи уверенно "налегали" на местную водку (при этом не запивая и не закусывая) и бесконечно просили прощения за Вторую мировую войну у уже готовых простить всем и все курян.

В общем, насколько удалось понять наших гостей, это классные парни, единственный недостаток - их музыка, что мы услышали следующим вечером. Трудно подводить итоги концерта. Для этого надо четко представить, что в Европе нормальной считается ситуация, когда на концерт приходит 30-40 человек, поэтому любой, даже самый "безлюдный" вечер в "Аристоне" для тех кто "там" (в Европе) поиграл - это аншлаг. Вот и "Moorpay!" остались очень довольны, тем более что малочисленный зритель встретил группу очень тепло. Правда мне было странно видеть очарованные глаза молодых девчонок пожирающих взглядом достаточно серую музыку.

Интересно, куда они "смотрели" когда здесь стояли "The грабли", так и не дождавшиеся овации. Я уже не говорю про концерт любопытнейших "Смерть команде Kycтo", которых эти девчонки предпочли просто не слушать. Но это сказано совсем не в укор нашим берлинским друзьям. Они то уверены, что их музыка лучшая в мире, и правильно делают. Тем более, что исполняют ее ребята на высочайшем уровне. И этому нашим группам нужно учиться и. учится.

В остальном за эти два дня мы получили колоссальный опыт работы в профессиональной подаче своего продукта,

О музыке "Moorpay!" писать еще раз я не вижу смысла, потому что ее все слышали, но а те кто не слышал, спросите у товарищей. Хочется поведать о том, что осталось за кулисами в этот вечер.

Группа "Moorpay!" прибыла в Курск в рамках программы обмена устроенного в России в майские дни германским культурным центром им. Гете. До этого берлинцы были в Минске, Бресте и еще где-то. У себя я Берлине музыканты, наверное в содружестве с еще несколькими людьми (всего 25 семей), выкупили достаточно большой дом, где и живут все вместе коммуной. Там же имеют собственные клуб и студию, "Чудо-автобус" на котором они путешествуют по России (коричневый монстр, переоборудованный для жизни в условиях дороги) тоже принадлежит им. Гидом группы стел нежданно-негаданно некий Витя - лидер некогда известной группы "Дети Кеннеди", а ныне "Аму-дарьи".

Саксофонист и барабанщик - швейцарцы, басист и гитарист (разговор о котором особый) - немцы. Майк - так зовут гитариста "Moorpay!" (обладатель симпатичного ирокеза, ставший любимцем у юных леди) чудом успел укрыться от их навязчивого внимания за стенами неприступного автобуса. Запомнился ом и щедростью, с которой угощал выращенной под лампами марихуаной (при атом с какой-то песенной интонацией произнося: "Мариуанна", шлёпая рукой по голове и дополняя "БДЖ"!!!)

И неудивительно, что именно он стал жертвой своего необузданного стремления к кайфу. Двое наших в конце концов затащили его тщедушное тело в помещение, сняв предварительно с забора, на котором тот, видимо, решил провести ночь.

Отличился и Павел Малихов - технический директор клуба "Аристон" (немцы звали его просто Пауль). Так вот, под утро, когда окончательно сдвинувшиеся немцы заснули, их новый друг похитил фотоаппарат, на который германцы стремились запечатлеть прелести России. Обнажившись до нога Пауль совершил, прямо скажем, дерзкий поступок. Оставшиеся кадры этот негодяй заполнил фрагментами прелестей русского тела. Представьте, какого будет нашим гостям, когда они проявят плёнку. К радости, помимо нудистских опытов Малихова там останутся и кадры обычной человеческой дружбы, связавшие два народа спустя 53 года после страшной воины между нами. Понятно, что не последнюю роль в этом вопросе сыграл наш "Аристон". Последствия хорошего приёма, как стало ясно благотворно сказываются не только на стороне принимаемой, но и на стороне принимающей, коей, в данном случав, был наш клуб.

"Смерть команде Кусто" ("Калипсо")

Уж так получилось, что Шамш, изобретая название для своей группы предрек судьбу француза Жака Ива Кусто. Марк Кляшторный настойчиво требовал назвать альбом -"Фиолетовый скальп Жака Ива Кусто", однако мрачный предсказатель был гораздо лаконичнее и менее категоричен. На мой взгляд "Калипсо" Шамша уверенно всплывает.

Настоящая программа группы получилась на редкость стильной, хотя она и записана в совершенно ином ключе нежели та музыка, что была представлена на "Аристушках-97" и чуть раньше в сольной программе. При этом все же не составляет труда узнать дух весёлой грусти, исходящий от всей этой хрупкой холодной романтики, появившейся где-то на морских глубинах. Шамш будто бы играет с вами, раскачивая на штормовых волнах свой "Калипсо". С начала - это ритмичная "Hi Jack", потом спокойная "Bewilder", сменяет ее напористая "Salvation for dizzy", уступая место нежной "Lame men" и будьте уверены - "качка" не прекратится, пока не отзвучат последние аккорды "Break these chains". Однако мы упускаем из виду две совершенно кульминационные вещи. Первая "Bubble gum" пожалуй самая макетная песня группы, звучит здесь необыкновенно психоделично. И "прифуженый" бас, и блюзовая гитара ведут вас в состояние полнейшей эйфории и вы едва ли заметите, что слушаете самую долгую и медленную версию этой композиции, вторая - это открытие альбома - "Неу, Michelle". Шамш не раз говорил о своей безответной привязанности к барабанщику "Colgate". Наверно любовь все же и есть та сила, что заставляет художника творить, и честь и хвала чувству, благодаря которому мы иногда имеем возможность слушать подобные шедевры. Одним словом, писать об этой работе можно долго и интересно, но я целиком и полностью согласен с бас-гитаристом "C.K.K." Павлом ХЕРОМ, который сказал: "То, что мы сделали - великая работа, но я уверен, что самое интересное у нас впереди."

ТОП

Мы страшно обожаем всякие топы. Но пока год еще не закончился и серьезные итоги подводить рано. Мы задумались, какой бы составить ТОП, что бы фактический результат отсутствовал и у групп, которые в него попадут был шанс до конца года поправить свои дела.

Вот что мы решили: ARISTOWN-FOREVER публикует промежуточный ТОП "ЗАЕБАЛИ", в который включены коллективы, вызвавшие у администрации клуба данную реакцию.

ТОП 10 "ЗАЕБАЛИ"

АКВАЛАНГ
ОСКОЛКИ ВЕЧНОСТИ
АЗБУЧНЫЕ ИСТИНЫ
РОДЖЕР (Щигры)
НИТРО (Железногорск)
КОМА (Железногорск)
ЧЕБУРАШКИ (гениальный проект Струкова и сотварищей)
ОГИБАЛЫ
ДЕЗ СИТИ
СЕКОНД ХЕНД БЛЮЗ
К сожалению, мы в этот список не смогли внести белгородскую группу, посетившую наш клуб. Во-первых, мы так и не вспомнили их названия, а во-вторых, считаем, что даже в эту номинацию эти ёбаные дебилы попасть не смогли бы, в следствии очевидной далекости от музыки. Как, наверно, хуево тем, кто в Белгороде живет. Кто за это ответит? Я не знаю! Однако есть одна сука, которая их сюда привезла.

Надеюсь, что осенью позиции здесь изменятся, и очень боюсь, что туда может попасть кто-то еще. Вниманию Intoxicate S'nots!
 
Марк Кляшторный

"О женщинах с любовью"

8 мая Марк Кляшторный закончил, наконец сведение альбома "О женщинах с любовью", который является переизданием его собственной акустической версии 1991-го года. Совершенно непредсказуемое объявление группы "Мешок с дерьмом" (лучшей в прошедшем году) заставило музыкантов вновь собраться для записи этой работы. Само явление "МСД" на нашей сцене неординарно, поэтому настоятельно рекомендуем вам заполучить вышеописанный лейбл в любом виде и поторопиться его послушать. К сожалению, альбомы записанные на Курской земле зачастую грешат некачественной записью вокала и оттого некоторые поэтические ходы автора могут быть непонятны для слушателя. Поэтому мы решили опубликовать тексты песен вошедших во второй полноценный альбом групп". Чтобы ещё сильнее разжечь ваше любопытство хочется рассказать историю о том, как сам Марк взяв в руки, после шестилетнего перерыва, тетрадь с собственными текстами чуть было не умер со смеху (чего и вам настойчиво хотим пожелать). И так, как сказал бы сам Кляшторный: "Здорово суки! Минуту назад вы открыли предпоследнюю страницу "ARISTOWN-FOREVER" и получили возможность насладиться чтением текстов песен редкой прелести и красоты".

Женщина в лесу

В лесу женщина кричит на сову
Потому что та спать ей мешает.
Потому что все женщины ночью спят,
Ну а совы ночью летают.

Много женщин живёт в шалашах,
Потому что любят свободу.
Ну а совы мешают им спать,
Потому что они любят воду.

А вода охлаждается ночью
И как только полночь пробьет
По лесу разносится гул
Как будто летит самолет.

***

На небе полная женщина
И все это как-то внезапно.

***

Женщина чудовищная бродит по городу
Всем бородатым отрезает бороду
Все ее боятся.

***

Однажды три женщины баранку делили
На части ломали и снова слепляли

***

Разговор в поезде.

Для чего я папа не женщина?
Да не знаю. так получилось.
Ну а что же в этом плохого
Скажи мне сынок на милость

Для чего я папа не женщина?
Как сейчас я об этом жалею.
Посмотри на мою фигуру
От стыда за себя я краснею.

Не вини сынок меня в этом,
Не хватали рукою за горло.
Признаюсь, что был их ошибкой
Со мной тоже было такое.

Не кручинься сынок без причины
Обошлась так судьба с тобою.
Раз так вышло - то будь мужчиной,
Я надеюсь ты станешь героем.

***

Кажется мне, что я женщина.

Кажется мне, что я женщина,
Я заметил это купаясь в ванне.
В первый раз за всю жизнь купался
И сразу разочарование.

Как же я покажусь на людях?
А каким я предстану на пляже?
Пред моею любимою Людой
И пред Лешиной Светой даже?

А какую носить одежду?
Мини-юбку иль блузку в полоску.
Но храню я в душе надежду,
Что носить я буду матроску.

Больше я не пойду за пивом
И вина не выпью не литра.
Буду женщиной я красивой.
Буду женщиной очень хитрой.

Я же знаю что нужно мужчине
Потому, что им сам был недавно.
Нарожаю детей я много,
Мне осталась одна забава.

***

Идет женщина.

Идет женщина в том нет сомненья,
Хоть пьян я сильно, но вижу я неплохо,
Забрать ее к себе домой до воскресения?
Вот насладимся мы тогда с дурёхой.

Я песню ей сыграю на баяне
И даже попытаюсь ей я спеть,
Потом уляжемся мы вместе на диване
И будем долго в потолок смотреть.

И вот она уж от меня а двух метрах,
Смотрю и вижу бороду на ней,
Одет мужик в костюмчик в стиле "ретро"
И как-то сразу стало мне грустней.

Весь день мне попадаются мужчины
Хотя я их совсем и не искал.
Мне кажется что все они скотины,
Они же думают, что я - нахал.

***

Ты наблюдал как с женщиной сражался я.

Ты наблюдал как с женщиной сражался я
Прости мой друг, но ведь она моя
Не надо было портить нам сраженье
Наш бой воистину достоим восхищенья.

Ты видел, бил её и слету
Я бил всю ночь, потом еще в субботу.
Она сначала робко лишь хрипела,
А ту пришел - она взялась за дело.

Я тоже пропустил три мощных правых.
А я считал ее слабее Славы.
Ты знаешь, кажется мне сильно перепало,
Ударила в лицо и мне вдруг плохо стало.

Но это вкратце о моих потерях,
Потам я прищемил ей палец дверью
Да ловко так, что отлетел он вовсе,
Но пропущу подробности не бойся.

Скажу о главном, бой прошёл на равных.
Скажу ещё сражались мы исправно.
Все знаешь было так красиво
Ну а теперь давай-ка выпьем пива.

***

Нет я не женщина.

Нет я не женщина я другой.
Наверно вы ошиблись телефоном
А голос с детства у меня такой
Нет не надо приходить ко мне с Антоном.

Нет я не Маша тем более не Мирабелла
Зачем вообще ко мне вы пристаете.
Да не пугайте вы меня я смелый
Мне кажется вы много на себя берете.

Нет я не пью и даже не танцую
Оставьте свои глупые вопросы
Что я сейчас делаю? Рисую!
Ну а потом займусь я пылесосом.

Эй вы дебилы что ж тут не понятно
Мужик я слышите мой рев!
А ваши крики слышать не приятно,
Ну все пока желаю добрых снов.

***

Приснилось мне...

Была сегодня страшная ночь
Мне снился сон и спать было невмочь.
Просыпался я в холодном поту
И заснул я только к утру.

Приснилось мне что я женщина.

Я раздетой по клубу гуляла,
И зевак вокруг собирала,
И мне не было стыдно за это,
И за то что была раздета.

Приснилось мне что я женщина.

И ходили вокруг маньяки,
И глазели вокруг сопляки.
И горели какие-то свечи,
И звучали какие-то речи.

Приснилось мне что я женщина.

Мне навстречу выпорхнул принц
Прилетел он ко мне без джинс,
Были обе мы неодеты
Закурили мы сигарету.

Приснилось мне что я женщина.

А потом а полутёмном подвале
Принца губы меня целовали,
Принца руки меня обнимали,
Принца ноги сильно воняли.

Приснилось мне что я женщина,

***

Мальчик с женщиной дружил

Ах как же давно это было
Наверное ты уж забыл.
По городу слухи ходили,
Что мальчик с женщиной дружил,

Сначала я тоже не верил,
Но я в том местечке служил.
И видел почти неделю
Как мальчик с женщиной дружил.

Она была полной красивой.
А он же нас просто смешил.
Что в чем нашла эта дура
Ведь мальчик был полный дебил.

Но ничто под луной не вечно
И дружба их быстро прошла.
Мальчик женщину бросил
И женщина умерла.

***

Голубая женщина.

Голубая женщина синие глаза
Уходя на речку удочки взяла,
А крючки забыла вот так эпизод
Кто-нибудь узнает со смеху помрёт,

Голубая женщина синие глаза
Только поздно вечером к речке подошла.
Рыба вся попряталась не видать её
Кто-нибудь узнает со смеху помрёт.

Голубая женщина синие глаза
Плюнула со злости и домой пошла.
Так и проходила вот уж целый год
Кто-нибудь узнает со смеху помрёт.

***

Присяду я на женщину

Присяду я на женщину
Достану пачку "Астры".
Присяду и задумаюсь
Какой же я несчастный,
Пускай она шевелится
Я с места не сойду,
Я выругаюсь тихо,
И выплюну слюну.

***
 
Летние новости


Вторая суббота июня была отмечена событием, которое при определенных обстоятельствах могло бы стать настоящей сенсацией. Речь идет о свадьбе известного Макса Коновала (лидера бестолкового проекта "Интеллектуальная проституция", затем неоценимого продюсера "The Грабли" и в конце концов редактора газеты-призрака "Бодун-пресс". Слухи о том, что новоиспеченный жених решил порвать со своим "биссексуальмым" прошлым ходили давно, однако официальная информация была обнародована лишь за два месяца до события о котором идет речь. Для проведения торжеств был арендован зал не родине невесты и площадка достопочтенного "АРТ-КЛУБА". Похоже на собственном престиже не экономили, пригласив не дешевых по нынешним временам "Мячик и мячик". Однако удались ли торжества - вопрос спорный. Свидетельством тому послужила персона Марка Кляшторного, находящегося оба дня под неопознанным кайфом, в состоянии панического страха повторяющего: "Я боюсь Билла" (Билл - лидер тимскои группы "Пиранья", давний приятель Макса и свидетель его обряда).

Популярная группа "Монополия" отныне не досчитается свободы как минимум половины своего состава. Роман Чебанов (электронное сердце формации, мастер аранжировки) решил узаконить свои отношения с особой противоположного пола, чье имя настоятельно просил не называть. Некоторые зубоскалы из числа пуритан, склонные к отстаиванию идеи о гомосексуальной привязанности друг к другу участников дуэта, заявляют о том, что поспешная женитьба Чобы стала результатом его недавнем ссоры с вокалистом Валерием Гайворонским, чей покладистый характер уже давно является предметом разговоров для мирской публики. При этом скандальный певец всё же вошёл в число приглашенных на свадьбу и грустно взирал со стороны на происходящее, налегая при этом на спиртное. В довершение всего, в мертвецко-пьяном состоянии, одинокий романтик разбил спину, навзничь повалившись в кругу танцующих. Отныне будущее группы у многих вызывает большие сомнения.

Для "Intoxicate S'nots" это лето помимо работы в студии ознаменовалось вступительными экзаменами в Пед. ВУЗ. Ребята не стели изменять "аристоновской" традиции и уже с сентября будут полноправными участниками "подлесничных" тусовок в вышеупомянутом месте. Приятно и то, что правильность их движения в верном направлении характеризуется не только грамотно сделанным выбором места обучения, но и резко по-взрослому зазвучавшей музыкой "snots". Излишнее увлечение ребят индустриальностью, к радости, кануло в лету. Но вместо нее пришла качёвость acid house. Ну впрочем, совсем скоро их работу можно будет услышать, как на аудио-носителях, так и на живых концертах в "АРИСТОНЕ".

Марк Кляшторный на три летних месяца отказался от всех концертов, студийной работы и даже многочисленных интервью. Это связано с тем, что большую часть времени лидер "Мешка с дерьмом" провел в Крыму поправляя резко пошатнувшееся здоровье. Но он уже вернулся на бренную курскую землю и, не прекращая удивлять всех и вся своими выходками, сделалзаявление о том, что с 1-го сентября целиком посвящает себя преподавательской деятельности. Таким образом в одной из курских школ (право на сохранение в тайне номера которой мы оставляем за собой) с началом учебного года появится неординарный учитель пения. Нам лишь остается позавидовать учащимся и понадеяться, что может быть скоро наш город наводнится кучей маленьких Марков,

Ставший за короткий срок необыкновенно модным клубный ди-джей Андрей Струк не преминул воспользоваться свалившейся на голову популярностью и отправился в один из загородных лагерей, контингент которого составляют большей частью школьницы 16-17 лет. Сами понимаете, что там он сполна насладился прелестью собственной славы и вернулся домой хорошо отдохнувший. Хорошо бы знать, как подобный вид отдыха скажется на его работе,

Будем надеяться, что Матвей Денисович Лопатьев, появившийся на свет три месяца назад, продолжит интенсивно затухающее дело своих родителей Валерии и Дэна, некогда составлявших костяк незабвенных "Noisy quite". К сожалению счастье четы Лопатьевых было несколько омрачено недавним пожаром, который косвенным образом затронул их жилище, ставшее по совместительству студией, где уже кипела работа над новой программой. По этой причине с музыкой опять таки до поры покончено.


Наше мнение о "Фесте"

Май 1997 года. Канул в историю очередной "Аристоновский" фестиваль молодых дарований. Разные чувства посещают его организаторов при анализе проведенной работы.


С грустью приходится констатировать, что опять не нашлось достойного сопротивления "аристоновскому оружию" (хотя в этом году это было бы не просто для любого коллектива). Как обычно более 50% участников - полный шлак. До слез обидно, что в этот день к ним примкнули, и клубные "воспитанники", лидеры до боли костей "Intoxicate S'nots", превратившиеся в конце концов в нирваноподобное "ничто". Правда их духовный отец Макс Коноваленко до сих пор пытается защищать группу, но ведь и он сам давно уже превратился из активного деятельного носителя аристоновской идеи в дерзкого мещанина, переполненного мыслями о собственном благополучии и тихом домашнем уюте, в тихого демагога, угрожающего в узких кругах скорым воплощением своих безумных планов и злобно попирающего все попытки превратить "Аристон" в клуб серьезного уровня.

А его стишки надоели ещё в 95-м. Но даже эти очерствевшие мозги расшевелились, когда со сцены ушли последние представители тупой музыки и на их место попеременно поднимались "МЯЧИК И МЯЧИК", "KINKY SQUEALS", "МАША И МЕДВЕДИ", "СМЕРТЬ КОМАНДЕ КУСТО". Не удивляйтесь, если вы увидели слезы на глазах взрослых парней, рассредоточенных по разным углам зада, просто они в свое время приходили в "старый Аристон" и уже пару лет как не испытывали такого кайфа.

Спасибо вам, "Аристушки -97'', за то что вы вернули веру в курскую музыку. Наконец заткнута дыра образовавшаяся после тихой кончины последних из могикан "NOISY QUITE" и "THE ГРАБЛИ". Попомните мои слова - осенью все очнутся. Будут теперь и "NOISY QUITE", и "ЖАБЫ", и "THE ГРАБЛИ" а сколько будет молодых!

Спасибо тебе публика что ты стала такой как и 4-5 пат назад. Поверь, ты главное что нас волнует.

Спасибо группе "МЯЧИК И МЯЧИК" за то, что они всем понравились, "KINKY SQUEALS" за то, что здорово поддержали молодых, а за одно подтвердили, что именно они подхватили знамя у роняющих его "NOISY QUITE". "МАШЕ И МЕДВЕДЯМ" за то, что наглядно продемонстрировали "музыкантам?" из "АЗБУЧНЫХ ИСТИН", "ОСКОЛКОВ ВЕЧНОСТИ", "INTOXICATE S'NOTS", "РОДЖЕР" какая ответственность лежит на их плечах перед выходом на сцену и что рок нужно всё же играть, а не делать вид что ты этим занят; "СМЕРТЬ КОМАНДЕ КУСТО" спасибо за лучшую в городе музыку. Спасибо и остальным участникам фестиваля. "ОГИБАЛЫ", "DEATH CITY" - давайте сотрудничать. "ОСКОЛКИ ВЕЧНОСТИ", "АЗБУЧНЫЕ ИСТИНЫ" - наверное ваше место все-таки в клубе "Дилижанс", а "РОДЖЕРА" - дома, "INTOXICATE S'NOTS" не обижайтесь, мы вас поняли. Ведь на дворе весна а девчонки любят "Нирвану". Но весна пройдет! И не верьте, пожалуйста, Максу - он мёртвый! "SECOND HAND BLUES" - вы тоже многим понравились, особенно тем кто заседает в кабаках и Максу. Мы, к сожалению, к ним не относимся.

 
До встречи через год!

{mos_sb_discuss:10}


 
2003 - Человек - фейерверк
Газетные вырезки
21.04.2005

Аргументы и Факты (Курск) №7 (02.2003)

Сергей Маслов - личность в Курске известная, прежде всего тем, что в родном городе он организует концерты столичных артистов. Но мало кто знает, что дискотека "Вояж" и грандиозные фейерверки в День города, тоже дело его рук. А еще он теперь и сам столичная знаменитость - многие звезды с удовольствием готовы с ним работать - если техническое сопровождение гастрольных концертов организовывает Сергей Маслов, это гарантирует успех.

- Сергей Викторович, как называется то, чем вы занимаетесь?

- "Организация и проведение концертно-зрелищных мероприятий", хотя образование у меня торгово-экономическое. А вообще, я предприниматель.

Начинал с самодеятельности. В 80-е годы организовал варьете в Курске. Потом был клуб "Гелиос+", где я работал арт-директором. Тогда я и начал заниматься гастролями знаменитостей. Теперь мы уже не только их приглашаем, но и сами ездим с ними в туры: обслуживаем технически. В настоящий момент работаем с Кристиной Орбакайте и Авраамом Руссо. Отработали уже 20 концертов.

Сколько стоят звезды?

- А в Курск эта звездная пара не собирается?

- Зал не позволяет - в Доме офицеров всего 900 мест. Билеты будут стоить до 1000 рублей. Самые дорогие билеты в Курске были по 400 рублей, тогда приезжали Валерия, Шевчук - и аншлага не было. Для нашего города это очень дорого.

- Отсутствие концертного зала в Курске - большая проблема?

- Если артист "стоит" 10 тысяч долларов, то сами посчитайте, какими по цене будут билеты в драмтеатре (800 мест) или Доме офицеров. А артисты уровня Орбакайте, Киркорова, Пугачевой стоят от 10 тыс. долларов и выше. В Доме офицеров для приезжих знаменитостей созданы нормальные условия, вот для зрителей... Здесь стоят старые деревянные кресла. Давно обещают достроить Дворец спорта на СХА, вроде бы в Северо-западном микрорайоне собираются строить концертно-развлекательный комплекс. Но это пока только проекты.

- Говорят, Пугачева за свой концерт берет 50 тысяч долларов?

- Ну да, это если она едет со своей аппаратурой, балетом. С ней выезжает только человек 100 технического персонала.

- А молодые, талантливые нам по карману?

- Молодежные залы собираются тоже не очень активно - не каждый готов выложить 350 рублей. Да к тому же на молодежных концертах требуется свободный партер, где зрители могли бы танцевать. А его нет.

- В Курске на кого охотно ходят?

- На Жанну Бичевскую были проданы все билеты. Такого давно уже не было. Но и цена была не дорогая - где-то 240 рублей. Вот у нее был аншлаг.

- Ну аншлаг аншлагом, а скандал ведь возник…

- Виноват ее звукооператор - неправильно поставил фонограмму. Вызывающе повела себя и публика - стали просить "Мурку". Жанна Бичевская в последнее время тяготеет больше к религиозной и патриотической тематике и посчитала для себя такое требование оскорбительным. В общем, публика сама спровоцировала конфликт.

 Сергей Маслов

Маленькие капризы больших артистов.

- Артисты - требовательные люди?

- Условия артисты оговаривают заранее: присылают специальные бытовые райдеры. Валерия, например, требовала, чтобы был горячий чай, "Мерседес" не старше одного года с опрятным водителем. Чтобы цветы вручал представитель города или организатор концертов. Буланова на ужин попросила киви, виноград, мандарины. Ребята из "Чай вдвоем" требуют тренажерный зал. "Шиншиллы" просили два легковых автомобиля представительского класса, микроавтобус типа "Нисан", "Тойота", "Мерседес".

- И как вам удается выполнить все требования?

- Мы работаем с Мотелем и рестораном "Курск", артисты довольны их обслуживанием. Я знаю людей, у которых есть такие машины, и они с удовольствием мне помогают. "Покатать" заезжую звезду они для себя считают за честь.

У Фили увели зайку, а у Маслова - микрофон.

- Какие у вас планы на этот год?

- Февраль - туры с Орбакайте и Авраамом Руссо, во второй половине февраля и первой половине марта работаем со "Сплином". Дальше по плану Игорь Николаев, дискотека "Авария" и Валерий Леонтьев. До 12 июня гастролируем по Центральной России, потом уезжаем в Сочи.

- С кем вам нравится работать?

- С удовольствием работаю с группой "Синяя птица" - это то, что лично мне близко, на их песнях я воспитывался. С удовольствием отработали и с Киркоровым.

- О нем говорят как о капризном артисте?

- Я был свидетелем, когда он круто обошелся со своими охранниками. После песни "Зайка моя" в Новороссийске ему подарили огромного зайца. Он передал его охране, а те положили игрушку в проходе. А после концерта не нашли. Киркоров всех охранников "построил".

На последних концертах с Вячеславом Добрыниным у нас произошел казус. Выпивший артист прихватил с собой наш микрофон. Пытаюсь ему дозвониться - все телефоны заблокированы. Придется ждать личной встречи.

- Никогда не хотелось "взорвать" родной город каким-то необыкновенным зрелищем?

- Хотелось бы. В последнее время мечтаю поставить у нас в Курске хорошее лазерное шоу и сделать более современным салют.

Светлана БОРИСОВА

фото автора


 
2002 - КУРСКИЙ КАЗАНТИП: МЕЛОДИИ ЛЕТА
Газетные вырезки
21.04.2005

Комсомольская правда (Курск) (06.12.2002)

На фестиваль электронной музыки съехались - гости из ближнего зарубежья

В минувшую пятницу в курском Доме офицеров прошел первый международный фестиваль электронной музыки "Бит-мастер". По своей концепции организованное шоу сродни летнему прогрессивному форуму "Казантип". И хотя вся вечеринка разместилась на двух душных неприспособленных танцполах, скучать не пришлось никому!

По итогам фестиваля были определены победители в двух номинациях. Винил-гранд-мастером стал ди-джей Мелло из Воронежа. Он играл в стиле прогрессив и хаос. Титул CD-гранд-мастера достался ди-джею Алба из Белгорода. Его конек - евротранс. А вот приз зрительских симпатий заслуженно достался дуэту из Курска - ди-джеям Паше и Прозору. Не забыли отметить и единственную девушку, гостью из Харькова. Справедливости ради стоит сказать, что принадлежность к слабому полу - не единственная заслуга леди-ди-джея. Спаркса показала себя настоящим виртуозом.

Все победители получили наборы парфюмерии. После окончания фестиваля участники и организаторы "Бит-мастера" отправились на автопати - продолжение вечеринки. А в следующем году фестиваль планируется провести под открытым небом.

Оксана САНИЦКАЯ.


 
2002 - Айсберг Картус продолжает плавание
Газетные вырезки
21.04.2005

Оскольские новости №48, ноябрь 2002

http://www.on.oskol.ru/cgi-bin/newspaper?y=2002&i=48

26 ноября в ДКиТ <Комсомолец> прошел традиционный ежегодный музыкальный фестиваль <Картус-2002>. Программа фестиваля, как обычно, состояла из двух отделений, и музыка была представлена, что называется, на все вкусы.

Накануне 25 ноября, потенциальные участники фестиваля проходили предварительное прослушивание. Более 20 команд и сольных исполнителей прошли жесткий отбор и не все из них, увы, стали участниками <Картуса>. Отобрали двадцатку лучших.

Народ, предвкушая праздник, начал собираться в фойе за час до концерта. Кое-кто был настроен не очень оптимистично, один молодой человек заявил прямо: <Ничего хорошего, скорее всего, здесь не будет. Послушаю джаз (по традиции, выступление джазовых музыкантов открывает фестиваль - прим. авт.) и домой пойду>. Забегая вперед, скажу, что он все-таки никуда не ушел и остался до самого конца.

Шоу

Первое отделение началось с выступления трио Владимира Мухина - тот самый джаз! Следом на сцену вышла известная в городе группа <Наши>. Евгений Бирюков из Губкина был третьим, далее свое мастерство в очередной раз показал легендарный Александр Смельчаков со своей командой. Следующим Владимир Константинович Протопопов - один из организаторов фестиваля и его бессменный ведущий - представил Илью Хардикова, объявив его как <нашего Робертино Лоретти>. В правоте его слов зрители убедились немедленно - зал наполнил чистый и звонкий детский голос.

Старооскольская команда <Поиски Комет>, выступившая следом, принесла с собой немного иной звук, а следом за ними на сцену вышел неувядающий <Сабвэй>. Они представили две новых песни, а завершили свою программу шлягером из кинофильма <Ирония судьбы, или С легким паром!>, напомнив зрителям о приближающемся празднике - встрече Нового года.

Воронежцы <ФЛИП> (<Федерация Любителей Изящного Панка>) - дебютанты фестиваля. По мнению многих, они были одними из лучших, и, видимо, запомнятся зрителям надолго. Запомнятся и шквальным звуком, и шоу, устроенным ими на сцене, и, конечно же, двумя очаровательными девушками - бэк-вокалистками.

Завершил первое отделение <Савой> - одна из старейших городских команд. Небезызвестный Алекс Оскольский исполнил песню из репертуара - публика просто бесновалась около сцены.

После перерыва на сцену вышла группа <Сленг>, исполнившая три композиции, в том числе уже ставшую шлягером <Любовь-Морковь>. Следом выступили воронежцы <600 рублей>, лидер группы Денис Пачевский. (Свое название они объясняют тем, что сумма в 600 рублей для них - почти мистическая, и с ней связано немало удивительных историй). Ребята думают о будущем: они привезли с собой свои демо-записи. Следом выступила группа <Санрайз>.

<bulldoZerr> (г. Курск) - возмутители спокойствия. В прошлом году их выступление на <Картусе> закончилось весьма драматично - аппаратура не выдержала звуковой мощи. В этот раз все обошлось, а поклонники стиля <Дельфина> и неистовствовали около сцены и размахивали флагом.

<Дерсу Узала> (г. Воронеж) должны были открывать второе отделение, но этому помешали небольшие технические проблемы. Впрочем, это совершенно не сказалось на их выступлении. Они понравились и запомнились, и причин этому несколько. Во-первых, нечасто можно услышать в нашем городе музыку такого стиля (так называемый арт-рок), во-вторых, неизгладимое впечатление оставило мастерство музыкантов, а в- третьих, ребята не просто <сварганили пару-тройку вещей>, а привезли с собой логически завершенную программу, где не было ничего лишнего или недосказанного. Надеемся увидеть их в Старом Осколе в следующем году.

<Диспут> (школа №28) в этом году дебютировал на <Картусе> и оставил неплохое впечатление. Так держать!

<Буки> - четвертая команда из Воронежа. Лидер группы Кирилл (вокал, ритм-гитара) покорил зрителей своим блюзом.

Следом за командами <Биг-Бум> и <Метод Дыхания> на сцену вышел <Ренессанс> - <хэдлайнеры> фестиваля, завершившие его своими двумя композициями.

Эпилог

В.К. Протопопов: <Я рад, что <Картус> состоялся. Не без технических проблем, конечно, впрочем, как и всегда. Хочется надеяться, что в следующем году удастся провести фестиваль весной - 17 мая, как это было задумано изначально. Будем готовиться и надеяться, что этому ничто не помешает>.

А пока <Картус>, как айсберг, дрейфует от весны к осени и обратно, каждый год собирая друзей на Праздник Хорошей Музыки.

P.S. Автор благодарит Виталия, звукооператора гостей из Воронежа, за предоставленную информацию о коллективах.

Сергей Симкович


 
2002 - Фестиваль Картус завершился в Старом Осколе
Газетные вырезки
20.04.2005

ИА Белмедиа. Ноябрь 2002

http://www.belmedia.ru/

Фестиваль "Картус" завершился в Старом Осколе. Вся аппаратура осталась в целости и сохранности, чего нельзя было сказать о последствиях фестиваля в прошлом году.

"Картус" проходит в Старом Осколе вот восьмой год подряд. Однако традиций относительно времени проведения этого фестиваля не сложилось. Как сообщил Владимир Протопопов, идейный вдохновитель и организатор, в отличие от летнего фестиваля авторской песни и поэзии "Лира", который также проводят в Старом Осколе, "Картус", как айсберг, "плавает" в течени и всего года. Мероприятие это, как и другие местные фестивали, некоммерческое. Оно зародилось как место и время сбора старых друзей, и здесь по-прежнему все "по-свойски".

В этом фестивале участвуют команды не только из Старого Оскола и соседнего Губкина, но также Воронежа, Курска, ряда других городов. Завсегдатаи "Картуса" отмечают разнообразие представленных стилевых и жанровых музыкальных направлений. В этом году здесь слушали арт-, панк-, хард-рок и тут же - рэп. Курскую группу "bulldoZerr" организаторы "от греха подальше" выпустили к концу второго отделения. Именно эти музыканты в прошлом году "сожгли" аппаратуру и тем самым не дали выступить остальным участникам. На этот раз "бульдозеры" отыграли свое в финале. Фестиваль завершился поздно ночью, передает ИА "Белмедиа".


 
2001 - Противостояние в Гелиосе. Курские рокеры воруют друг у друга тексты
Газетные вырезки
20.04.2005

Мы №49 (04.12.2001)

Рок-фестиваль "Противостояние", состоявшийся 28 ноября в ЦД "Гелиос", проходил под актуальным девизом "Рок против террора". Среди конкурсантов, восьми молодых курских рок-групп, присутствовавшие на акции зрители голосованием определяли победителя. Организаторы фестиваля решили не раздавать лауреатам призы и подарки, а просто обеспечить команде, занявшей первое место, поездку в Питер, где ребята смогут выступить и немного заработать в некоторых местных клубах.

Нужно отдать должное идейным вдохновителям и хозяевам фестиваля, которые не только избрали в "Гелиосе" самые разные рок-коллективы, но и нашли возможность пригласить на курскую землю достаточно популярную клубную питерскую команду "Генетическое последствие". Но, увы, не обошлось и без традиционных для нашего города разнообразных неполадок, как технических, так и морально-этических. Например, с самого начала первого конкурсного отделения практически не работали оба микрофона. Поэтому народ слабо понимал, о чем поется со сцены. Тем не менее, кто не мог взять текстом, взял своей зрелищностью и артистизмом. В этой связи хотелось бы отметить молодую группу "Sun-shine", открывавшую фестиваль. Ее солист появился на сцене с аккуратно раскрашенным краской "металлик" лицом. Много критики в адрес групп "School bus", "Арго", "Гуру" и "Пятый континент" из Курчатова. Во время выступления этих команд в зале просто невозможно было находиться. Я все прекрасно понимаю, сама в юности "загонялась" по группе "Sepultura", например. Но это же не значит, милые сограждане, что народу нужно "разрушать мозг" полнейшим отсутствием не только слуха и голоса, но и маломальского представления о том, что даже в самой тяжелой и специфической музыке все равно присутствует гармония.

Худа без добра, как известно, не бывает, и уже в начале второго отделения порадовала вокалистка "City F", несмотря на то, что команда затянула настройку минут на сорок. За это время половина зала вышла в "курилку", а другая половина хором запела "Ой, то не вечер...". Достаточно известным и любимым курскими тусовщиками командам "Монги Ай" и "Дикси" места в концерте не нашлось, о чем и сообщила неформальной братии Катя - вокалистка группы "Дикси". Обидно, с одной стороны, но есть и другая - не пригодная к выступлению аппаратура. Поэтому сразу после выступления победителей прошлого подобного фестиваля, группы "Окно", на сцену вышли питерцы со своими микрофонами и прочим оборудованием. Вот это было действительно здорово. Публика не скупилась на аплодисменты и пригласила "Генетическое последствие" вновь посетить наш город в следующем году.

По результатам народного голосования, наиболее симпатична курской тусовке была группа "X-Files". Она и отправится в Санкт-Петербург завоевывать тамошнюю клубную публику. Интересно распределились 2 и 3 места. Третьими стала уже немолодая группа "Белая ночь", а обошла ее команда "Пятый континент", во время выступления которой среди друзей и знакомых "Белых ночей" стало нарастать возмущение, т.к. тексты песен "Пятого континента" на самом деле принадлежат перу лидера "Белых ночей"...

Ирина ШМЕЛЕВА


 
2001 - КУРС - 2000. Экология души - наша дорога в будущее. Фестиваль молодежной культуры
Газетные вырезки
20.04.2005

Таня (04.2001)

Чего хорошего можно ожидать от фестиваля, даже название которого уже прошлое? Я ничего и не ждала.

Редкое везение - успеть "потусоваться" с музыкантами до концерта... Мне повезло, и попав за кулисы, я окунулась в море общения и приятных эмоций. Обстановка хоть и была напряженная, но веселая: по гримерке распространялся запах чачи, табака и музыкантов группы "DIXI". Мне, якобы случайно, налили прохладного, но горячительного напитка, и приятное предвкушение праздника охватило меня.

Как всегда, команды на сцену начали выходить значительно позже заявленного времени. Во внезапно опустевшей гримерке по прежнему витали, казалось, навсегда поселившиеся здесь запахи чачи и музыкантов группы "DIXI".

"Twin Peaks" бомбили неокрепшие умы зрителей первыми. Не знаю почему, но мне сразу вспомнилось, как однажды, попав в Москву, мы с папой пошли в цирк, где выступал Олег Попов. Ностальгия захлестнула меня, как только я решила обратить свое внимание на состав выступающих. Но, правда, в тот вечер они были единственными музыкантами, владеющими инструментами на должном уровне.

Безгранично уважаемый мной, Дэвид Линч подарил миру не только замечательные мистические фильмы, но и название великому симбиозу "Second Hand Пэн и Питер Blues"... Кто на кого оказывает влияние, я так и не поняла, но стойко дослушала это плохо смешанное тесто до конца. Какое тесто? Да, как на блины. Вы когда нибудь ели блины с комочками?.. То-то же...

"DIXI" - одиозно-безликая команда. Совершенно непонятно, какими принципами руководствовалось жюри, присуждая им первое место. Ничего интересного. Зрители зевали, да и мне захотелось отдохнуть, для чего я отправилась в гримерку, где по-прежнему пахло чачей, дешевым табаком и музыкантами группы "DIXI".

Когда подошла очередь выступать моей любимой команде "Сварогъ", зрители немного приободрились, а с первыми аккордами всем вообще стало весело! Группа выступала в необычном формате - без бас-гитары. Я давно уже говорила лидеру коллектива, что нужно уйти от камерности звучания и замороченных аранжировок - вполне хватит и одной гитары. Главное, чтоб строила.

Последними на сцену поднялись "Братья Пейоты": молодой коллектив со старыми, знакомыми лицами. Ребята попытались воплотить в жизнь мою идею объединения рок-музыки и театра. Нелепые паузы, всегда возникающие между песнями, заполнялись эмоциональной декларацией стихов. Они пригласили непрофессиональных актеров под кодовым названием "шоу-группа", которые помимо выполнения своей основной задачи, еще и шутили... Иногда пошло. Однако это "действо" вызвало такую бурную реакцию зала, что "братишки", неожиданно для жюри, получили "приз зрительских симпатий" - ящик пива. Решив "сесть им на хвост", а заодно раскрутить их на рассказ о своей команде, я поспешила в гримерку. Так и не выветрившийся запах, вы уже сами знаете чего, не смог мне помешать попить халявного пивка и пообщаться с группой товарищей, организовавших этот музыкально-театральный беспредел.

ПЕЙОТ - ЭТО НЕ КАКТУС, СРЕДСТВО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

Братья Пейоты

 

Путь не соизмеряется километрами... Это даже не отрезок из пункта А в пункт Б... Путь это количество вздохов и выдохов, это цвет неба, это обстоятельства и череда разочарований.

Непонятно, каким путем каждый из участников пришел к музыкальному мироощущению, но доподлинно известно, что не один коллектив развалился прежде чем они увидели свет.

Знакомьтесь, "Братья Пейоты" собственной персоной:

Г. Дубасов - бас, вокал, Р. Кумиров - гитара, Кид- резонатор, М. Гемотобин - бэк-вокал, КОТ - лечащий врач, шоу-продюссер, Пиня - "человек в ластах", директор.

Зарождение данной музыкальной концепции уходит своими корнями в сентябрь 2000 года, когда сотрудничество Дубасова и Кумарова с малоизвестным бурятским поп-дуэтом братьев Беленко переросло в запись нескольких композиций на студии ведущего диджея черноземья В. Гайворонского. Чему, кстати, ребята были несказанно рады.

Р. Кумаров: "Для меня было дико наблюдать за нашим саунпродюссером - как он выкручивал это бесчисленное количество ручек и разбирался во всей аппаратуре, от которой некуда было деться. Немудрено, ведь MONOPOLY RECORDS по праву считается лучшей звукозаписывающей компанией".

Вскоре после записи ВИА "Братья Пейоты" получили приглашение участвовать в фестивале "КУРС - 2000". В команду приглашается Кид, и ребята начинают с энтузиазмом репетировать конкурсную программу. Главой студии "ЗНА" НиКОаем Телелиным, помимо музыкального матерела, разрабатывается шоу-концепция, в соответствии с которой, появляется бэк-вокалист М. Евдокимов (Гемоглобин).

Пиня: "Когда Миша пришел на прослушивание, мне показалось, что столь респектабельный молодой человек не в состоянии внести что-то новое в нашу музыку, но я ошибся. Святое дыхание гения преобразило уже надоевшие нам композиции".

К середине марта 2001 года "братишки" обрели искомый состав и атаковали неискушенных слушателей мощной энергетикой своей музыки, чем завоевали почет, уважение и аплодисменты курян.

Г. Дубасов: "Пейот - это не кактус, а средство передвижения! На мой взгляд, наша музыка не колет, а помогает перемещаться в ТРАНСЦЕДЕНТАЛЬНОМ пространстве и в нем находить себя".

Ася Тургенева.


 
2001 - Некурская Монополия
Газетные вырезки
20.04.2005

Аргументы и Факты (Курск) #14 (апрель 2001)

"Я стою, как вперед вечною загадкою, пред великою да сказочной страною". Загадок у нас в России гораздо больше, чем стран на земле. Одна из них - скорее вопрос, ответ на который мы попытаемся найти у Валерия Гайворонского - курского музыканта, известного больше в Москве и на Западе, чем в родном городе.

- Все-таки вопреки или благодаря малой родине куряне добиваются признания и востребованности собственного таланта?

- Хорошее начало: Вы уже знаете о наличии у последнего двух первых. Честно говоря, до сегодняшнего дня я сам в этом сомневался.
Наверное, все же - благодаря малой родине, поскольку я пришел к очередной ступени творческого роста, приобрел необходимый опыт и профессионализм с помощью людей, которые оказали наиболее весомое влияние на мое развитие как музыканта и личности. Все они - из Курска.

- Валера, давай попытаемся подняться в быстром темпе по ступеням твоего успеха.

- Началось все в 11-ом классе, когда не без влияния модных тогда "Модернов", стал участником рок-команды, которая делала совсем другую, по сравнению с немецким дуэтом, музыку. Вспоминаю о том времени с ироничной улыбкой. Потом знакомство с Чебановым Ромой, который придумал название группы, собственно, марку, под которой меня и знают - "Монополия". Заставил петь, писать, делать аранжировки. Именно благодаря ему я пришел к пониманию, для чего я в большей степени пригоден. Это оказалось совсем не пение, а работа в студии, кропотливое изучение программ, творящих чудеса со звуком. Около двух лет я с переменным успехом находил общий язык с компьютером - кое-что получалось.
Потом "Чебан" познакомил меня еще с одним земляком - DJ RAMом, который в то время уже работал с именами российского масштаба. Он дал мне возможность сделать ремикс на песню московской группы "Био", заказчику понравилось, мне тоже, и хотя эта работа никуда и не пошла, можно сказать, пошло-поехало.

- Сейчас ваше сотрудничество и RAMом продолжается?

- Он не оставляет меня без работы, постоянно подкидывает западных и российских исполнителей для ремикширования. И в большинстве случаев доводит мой начальный продукт до нужной кондиции: я делаю основу ремикса, а он добавляет вторые планы, эффекты - создает глубину и насыщенность темы.

- В родном городе можно услышать плоды ваших стараний, их крутят по радио?

- Слушатели радио "Курс" знакомы со всеми нашими совместными релизами, начиная отеческим "Мумий Троллем", литовским "Бипланом", английским "Nine" и заканчивая моей первой самостоятельной работой - ремиксом на песню американской синти-поп-группы "Shades Of Gray". Еще в прошлом году ремикс на "Nine", во многом с помощью RAMа, вышел синглом в США и Европе. Релиз последнего за бугром пока только в планах, в Курске его можно будет услышать на "Курсе".

- Возвращаюсь к первому вопросу: ведь все-таки в Курске тебе делать нечего - нет групп, которые нуждаются в ваших услугах, нет той культуры, в которой вы развиваетесь. Значит, все-таки - вопреки?

- Скажу, что и в России эта культура делает хотя и младенческие, но шаги. Можно пафосно заявить, что мое движение впереди России всей, хотя с другой стороны, когда Курску будет необходимо метро - его обязательно построят. В нашей стране вообще еще никто серьезно не занимался маркетом синти-попа - количество групп этого направления еще не переросло в качество. Хорошо продают гитарную злость и танцевалку. Будет ли что меняться - это вопрос времени, я не пытаюсь что-то ускорить, меня вообще по большому счету не волнует этот вопрос.

- А что волнует больше?

- Быт и творчество. Надоело отвлекаться на приготовление пищи и мытье посуды. Нужно сделать во сто крат больше того, что уже наработано: найти вокалиста для "Монополии", освоить массу новоиспеченных звуковых редакторов - а тут кастрюли, картошка и грязные носки. Так что я в пути, и хорошо, что есть с кем и куда ехать.

Фил СЕРГЕЕВ


 
2000 - Рок-н-ролл VS drugs!?
Газетные вырезки
20.04.2005

(07.2000)

На прошлой неделе в лагере им. Ю. Гагарина (в/ч 25714) состоялся рок-фестиваль "Рок - против наркотиков", на котором выступили три группы: "No Name", "Drive" и "Уик-энд".

Группа "No Name" наполовину состояла из любимых детьми вожатых Лёпса-Буча (вокал) и Ника (ритм-соло-гитара, вокал). Плюс Егор (бас) и барабанщик Стаc.

Парни репетировали в перерывах между зарядками, линейками, отрядными и общелагерными делами. Две относительно старые вещи "Кай и Герда" и "Кофе на двоих" отличались довольно мрачным настроем, и дети младших отрядов, сидевшие у сцены, были слегка напуганы. Следующие две композиции являли собой ничто иное, как кавер-версии всенародно любимых хитов: специально приглашенная девушка Олеся исполнила хит Чичериной "Лу-лу-ла", а Ник спел "Три слова" Найка Борзова. Дети танцевали и смеялись, празднуя убедительную победу здорового образа жизни. На вопрос о личном отношении к drugs Лёпса aka Буч неопределенно ответил: "Мы вообще-то не рок играем...".

Следующей бандой были "Drive", известные нашим читателям по проекту "Купол" (ГМЦ "Гелиос"). Когда они запели сплиновскую "Выхода нет", ваш покорный слуга, не выдержавший такого пессимизма, нашел выход в воротах лагеря и скрылся в лесном массиве...

Но рок победил эту гадость. Ура!!!

Ефим ГРЫЗЛОВ.


 
1999 - Сны Доктора Морффеуса
Газетные вырезки
20.04.2005

Блистающий мир (03.08.1999)

Группа Dr. Morffeus
Алексей (Курск) - вокал
Николай (Курск) - гитара
Игорь (Курск) - гитара
Дядя Ваня (Саратов) - ударные
Рома (Курчатов) - бас.

...Ты приходишь, как сон,
Приходящий под утро,
Под густым одеялом...

Доктор Морффеус

Реальность и сон... Есть ли между ними граница? А где действительность? Любовь присутствует везде, даже ненависть - это любовь, лишь с отрицательным знаком. Равнодушие - это гибель. Всё имеет свою жизнь, своё определение. Всё лишь поиск глубоких мгновений и высоких случайностей. Кто на самом деле безумен: душевнобольные или обыватели, вспоминающие ежесекундное. "Все законы природы суть искусства жеста". Так что действительность - сон или явь? Все перечисленное определяет стилистическую направленность стихов и музыки группы Dr. Morffeus, которая образована не так давно.

Алексей с Николаем (Ник), находясь в постоянном творческом поиске, уже не первый раз меняют состав и название группы.

Алексей, что же произошло теперь?

Как бы это выразить точнее... Это погружение. Незримое погружение в подсознание... Ещё сыграло свою роль это древнегреческое крылатое божество Морфей, приходящее в сны в трёх обличиях. Это всё сны... Сюжеты песен - это мои сны. Эмоция сна - это новый ритм и мелодия. Если можно так сказать, мы нашли в этой музыке "шанс" и "выход". Да и более 250 зрителей на последнем концерте остались довольны. Значит, наш эксперимент принят.

Алексей, раньше ты и Ник работали с группой "КНД", и ваши концерты были довольно популярны в городе. Вы играли агрессивную, приближенную к панк-року музыку, под которую многие умудрялись танцевать. Но если теперь "влияние снов", то что было раньше?

Возможно, это было столкновением, конфликтом человека и общества. Острые, полные крови и танца ситуации, совмещающие чёрное и белое, боль и смех, крик и безмолвие. Та музыка - это то время. Тот ритм, песни - это ритм агрессии, якобы гуманного прогресса вокруг. Мы так это видели. И это было очень весело. Мы хотели чувствовать всю не раздробленную полноту своей жизни. Это прежде всего. И иначе эта потребность не могла быть выражена.

Ещё в 1996 году мы вдвоём с Ником сделали первый в городе компьютерный проект Intoxicate Snots. Это был новый образ cyber-панка и наше мироощущение. Но времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

А кем является человек в твоём, если так можно сказать, психоделическом мышлении?

Мне кажется, то, что невозможно увидеть человеческим глазом, и есть сам человек.

А то, что мы видим?

Наверняка, это та самодостаточная правда для сознания, но то, что глубже, не находит в этом полного ответа.

Если сон и явь - это близнецы-братья, к которым обращались поэты и мудрецы, то что, по-вашему, смерть?

Это вопрос риторический, и для каждого, прежде всего, есть свой ответ.

Но мне кажется, как глупец полагает себя Богом, так мы считаем, что мы смертны. Пока я существую здесь. Вообще-то это самое главное в жизни. Вам не кажется, что мы умираем каждую ночь, и каждое утро рождаемся? Вот вам пленительная загадка метафор.

Алексей, что для вашей группы самое важное?

Важно слияние выступающих и слушателей в один организм, более реальный, чем сама повседневность. Праздник в движении последнего танца, наверняка, это важное чувство. Диалог ритма и звука... Общение... Что может быть ещё интересней?! Мы играем для всех" и каждого.

Вы больше поэт или музыкант?

Наверное, поэт... Я люблю...

Вы не могли бы что-нибудь из посвящённого любви подарить нашим читателям? Пожалуйста!

Несколько минут мы стояли, погрузившись в тишину старого подъезда. Возлюбленная Алексея Аня что-то искала в его глазах. Рядом с человеком, восхищённым сном, всё превращается в яркое сновидение. Внезапно, играя с эхом, трёхстишье нарушило безмолвие мира:

Весна возвратилась тобой.
Подснежники пели.
Песок у реки...
Берегите друг друга!
Алексей.

Игорь АБАДЖИ

фото Николая ТЕЛЕГИНА


 
<< В начало < Предыдущая 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Следующая > В конец >>

Всего 205 - 216 из 255


kurskmusic.ru (с) denis 2000-2016